Руководитель центра
трихолог-дерматолог-пластический хирург
Урюпина Елена Львовна,
член Международногого Общества
Восстановительной Хирургии Волос

 

           Яндекс.Погода

http://centr-trihologii-i-onihologii-npo1.ty24.ru/

Главная / Статьи

Статьи

Диффузная алопеция. Состояние проблемы, возможности современной диагностики, клинические наблюдения.

Урюпина Е.Л.

Research and production Association, Centre of Trichology and Oncologie, Russia, Ekaterinburg

Diffusion alopetion. Condition of a problem, possibility of modern diagnostics, clinical supervision.

Urupina E.L.

Research and production Association, Centre of Trichology and Oncologie, Russia, Ekaterinburg___________________________________________________

Резюме

Целью исследования было изучение частоты встречаемости диффузной алопеции среди 1049 пациентов специализированного трихологического амбулаторного приёма,  определение преморбидного фона и потенциальных клинико-анамнестических факторов риска  формирования  диффузного  выпадения волос. Диагностическое исследование и оценка эффективности лечения проводилось  с помощью компьютерной  программы Tricho- ScienceProV1.1. В статье представлен разбор двух клинических случаев пациентов с диффузной алопецией.

Ключевые слова: диффузная алопеция, клиническая структура, факторы риска, диагностическая, компьютерная  программа TrichoScienceProV1.1, лечение.

Summary

The aim of the research was to study the frequency of occurrence of the diffuse alopecia among 1049 patients of specialized trichologi outpatient appointment, determination of the premorbid background and potential clinical and anamnestic risk factors of formation of diffuse hair loss. Diagnostic study and assessment of the effectiveness of the treatment was carried out with the help of diagnostic computer  program TrichoSciencePro V1.1. The article presents the analysis of two clinical cases of patients withdiffuse alopecia.
Key words:diffuse alopecia, clinical structure, risk factors, diagnostic,  acomputer program TrichoSciencePro V1.1, the treatment.

__________________________________________________________________

Введение 

Среди заболеваний кожи патология  волос составляет около  4% [1,2]. Актуальность проблемы диффузной алопеции  заключается в ее большой распространенности среди населения, нередко прогрессирующем течении,  а при длительном заболевании и значительном поредении волос –формированием  психологической дезадаптации. 

По данным некоторых авторов  из всех алопеций около 40% приходится на андрогенную алопецию, 30% на гнездную, 20% составляют случаи телогенового выпадения волос, реже встречаются рубцовые алопеции (10%), трихотилломания и различные дистрофии стержня волоса [3]. Некоторые авторы пользуются общим термином «диффузная алопеция», «диффузное выпадение волос», другие подразделяют её на телогеновую (симптоматическую) и анагеновую (токсическую) [3,4].

Диффузная  алопеция – это заболевание, характеризующееся распро-странённым диффузным выпадением волос, связанным с нарушением физиологической смены их фаз роста в результате воздействия на волося- ные фолликулы различных эндогенных и экзогенных факторов [4,5,6,7,8,9,10,11].Частота встречаемости случаев диффузной алопеции у мужчин и женщин неодинакова и  преимущественно встречается у женщин. Часто диффузная алопеция встречается после родов [12,13,14,15,16]. Некоторые авторы считают, что диффузное выпадение волос у женщин передаётся по наследству как рецессивный признак [17].В последнее время большое значение уделяется дисбалансу микроэлементов как одной из причин, влияющих  на выпадение волос, для роста и развития которых необходимо их оптимальное количество и соотношение [18,19,20,21,22,23].

Существенную роль в формировании клинической картины болезни играет структура личности больного [24,25,26]. Наслоение социальных и эмоциональных стрессовых факторов превращает такой процесс, как выпадение волос, в хроническое, нередко, сложное для лечения заболевание, что приводит к развитию психологической и  социальной дезадаптации больных, снижению их качества жизни [26, 27,28].

Ключевое звено патогенеза диффузной алопеции – симптоматическое поражение фолликулярного эпителия, которое может проявиться в двух вариантах: резком угнетении активности деления клеток матрикса, либо преждевременном одновременном переходе волосяных фолликулов из фазы

анагена через катаген в фазу телогена [29]. Ежедневная физиологическая потеря составляет до100 волос. Однако, под влиянием различных внешних и внутренних факторов синхронность волосяных циклов нарушается и возникает избыточное выпадение - до 1000 волос в день, что и приводит к алопеции [30,31,32,33,34,35,36].

Для выбора оптимального лечения необходимо выяснение провоцирующих факторов, точная диагностика и определение характера выпадения волос. К современным методам диагностики диффузной алопеции прежде всего следует отнести трихограмму – определение состояния корней волос. Трихограмма позволяет дифференцировать анагеновое и телогеновое выпадение волос. Процент телогеновых волос в трихограмме в норме составляет около 10%. При диффузном выпадении волос их удельный вес значительно выше [37].

Относительно новым направлением в диагностике патологии волос является использование специальных программных комплексов, в частности, компьютерной программы TrichoScienceProV1.1, сочетающейся с пери-ферийным видео-оборудованием [38,39,40,41,42,43,44,45,46].

Успехи фармакотерапии диффузной алопеции привели к улучшению прогноза, повышению психологического комфорта и качества жизни пациентов с этой патологией, однако, не всегда удаётся восстановить первоначальное состояние волос и добиться полного излечения [44,45,46]. В ряду лекарственных средств, используемых у пациентов с диффузной алопецией, наиболее широкое распространение имеют витамины и минералы. Дисбаланс макро- и микроэлементов корригируется назначением специально разработанных препаратов, содержащих минеральные комплексы, так и препаратов общетерапевтического назначения, в состав которых входят микроэлементы, что приводит, помимо основного терапевтического эффекта, к активизации роста и развития волос [47,48,49,50,51,52,53,54,55,56,57,58,59,60,61,62].Обеспечение организма необходимой суточной дозой микроэлементов является универсальным настройщиком дезинтоксикационной и антиоксидантной систем организма [63].Одним из наиболее часто используемых препаратов является миноксидил [64,65,66]. Дополнительными методами лечения диффузной алопеции могут быть мезотерапия, физиотерапия, фитотерапия, гомеопатия [67,68,69,70,71,72,73,74,75,76,77]. Широкое распространение в лечении алопеции получила трансплантация собственных и искусственных волос  [78,79,80,81]. Психотерапия также может быть рассмотрена как один из методов лечения диффузной алопеции [82]. При распространённой диффузной алопеции проблема эффективного лечения  до сих пор остаётся актуальной.        

Целью исследования было изучение частоты встречаемости диффузной алопеции среди пациентов специализированного трихо-логического амбулаторного приёма, определение преморбидного фона и клинико-анамнестических факторов риска развития диффузного выпадения волос.

Материалы  и методы  исследования 

На специализированном трихологическом  приёме с 2003 по 2011 год было проведено клиническое обследование 1049 пациентов, обратившихся с жалобами на выпадение волос. Возраст пациентов составил от 10 до 65 лет. В возрасте 10-17 лет было обследовано 6 % пациентов, от 18 до 45 лет -78 %,от 46 до 65 лет - 16%.Большую часть составляли пациенты в возрасте от 25 до 40 лет (77%), преимущественно женщины (79%).Обследование проводилось по стандартной  схеме: жалобы пациента, изучение анамнеза заболевания и дерматологический осмотр, при котором оценивалась физиологичность окраски кожного покрова, наличие  себореи, себорейного дерматита кожи волосистой части головы, простого питириаза,  акне, признаков гирсутизма на лице, патологии  ногтей.

Проводилось фотографирование поражённых областей с помощью цифрового фотоаппарата SONY Cyber-shot    (Япония) с расстояния 1 м от пациента, в условиях постоянного дневного освещения.                                              

Оценка состояния волос и кожи волосистой части головы проводилась методом компьютерной микровидеодиагностики  и трихограммы с использованием сертифицированной специальной  цифровой  видео-камеры NEW DOLPHIN (AranHuvisCo.LTD., Республика Корея) и двух объективов с увеличением на 60 (для исследования внешней поверхности кожи и волос) и с увеличением на 200 (для исследования состояния волосяных фолликулов и кожи головы) в сочетании со специализированной диагностической  компьютерной  программой Трихосаенспро/TrichoScience

ProV1.1.(Россия). Данные, в динамике наблюдения (до лечения, в дальнейшем 1 раз в месяц в течение 6 месяцев) фиксировались в компьютерной базе данных и обрабатывались с помощью компьютерной программы.

По клиническим показаниям,  некоторым пациентам для оценки психо-эмоционального состояния проводилось обследование с использованием валидизированных психотерапевтических  тестов: шкалы  Цунга  и  Торонтского алекситимического  теста [83,84,85,86]. Статистическая обработка результатов проводилась при помощи пакета программ Microsoft Excel Starter  2010 .

Результаты исследования

По результатам обращаемости  пациентов была определена клиническая структура основной  патологии волос: диффузная алопеция была диагностирована у 622 пациентов, что составило 59,30% от всех обратившихся, у 310 пациентов была выявлена андрогенная алопеция (29,55%), у 117-гнёздная алопеция (11,15%) – рис.1. Из 622 пациентов с диффузной алопецией было 130 мужчин (20,9 %)в возрасте от  18 до 45 лет, женщин 492 (79,1%) в возрасте от 18до 49 лет.


Рис.1.Клиническая структура патологии волос на  специализированном трихологическом приёме. 

Анализ преморбидного фона и клинико-анамнестических факторов риска показал, что у 436  (70,1%) пациентов с диффузной  алопецией имелись факторы,  провоцирующие  заболевание (см. табл. 1). У 186  (29,9%) человек  их выявить не удалось.                                                         

Таблица 1.Частота факторов риска у больных с диффузной алопецией*

Фактор

Количествопациентов

удельный вес встречаемости фактора

Генетическая предрасположенность (алопеция у родителей)

190

30,54

Эпизоды диффузного выпадения волос в анамнезе                         

339

54,5

Приём лекарственных препаратов за последние 6 месяцев:антибиотиков, гормонов, пероральных контрацептивов, противовирусных препаратов, тиреостатиков, ретиноидов.

 

66

 

10,6

Вредные привычки (курение, алкоголь) 

179

28,77

Травмы, операции за последний год (черепно-мозговые травмы, операции, проводимые под наркозом и сопровождающиеся кровопотерей)

 

97

 

15,59

Соматическая  патология: заболевания эндокринной системы, желудочно-кишечного тракта, мочеполовой и нервной системы.

 

 

317

 

 

50,96

Сопутствующие кожные заболевания (угревая болезнь, себорейный дерматит кожи волосистой части головы, псориаз, атопический дерматит, экзема, гирсутизм лица)

 

122

 

19,6

Экзогенные факторы (смена климатической зоны, переезд в другой город, смена привычного образа жизни, работа в ночную смену, эмоциональные, умственные и физические нагрузки)

 

186

 

29,9

Психоэмоциональная нестабильность (плаксивость, раздражительность), связанная с пережитым стрессом           

302

48,55

* У одного и того же пациента отмечалось несколько факторов риска.

 

Среди обратившихся у 54,5% пациентов  эпизоды диффузного вы-     падения волос были в анамнезе жизни, сопутствующая соматическая патология была  у 50,96 % больных, психоэмоциональную нестабильность, связанную с пережитым стрессом, отметили 48,55 % пациентов. У каждого третьего пациента с диффузной алопецией отмечена генетическая предрасположенность (30,54%), а также влияние экзогенных факторов, а именно - смена климатической зоны, переезд в другой город, смена привычного образа жизни, работа в ночную смену, эмоциональные, умственные, физические нагрузки у 29,9% пациентов.

Приводим описание клинических случаев.

1)Пациентка М., 32 лет. Обратилась с жалобами на выпадение волос и их поредение,  которое началось  через 3 месяца после родов и продолжается в течение  1,5 лет. Отмечает повышенную сальность волос. К врачу не обращалась. Применяла народные методы лечения (втирание в кожу головы сока лука, чеснока, репейного масла), которые эффекта не принесли. Наследственность не отягощена. Кожная патология отсутствует. Лекарственные средства не принимает.  Соматическую патологию отрицает. Гинекологический анамнез спокойный.

Status localis: при визуальном клиническом осмотре отмечается поредение волос в лобно-теменной области. Кожа волосистой части головы имеет характерный сальный блеск. Зона поредения в области срединного пробора приблизительно шириной 1,5 см и длиной 10 см. Волосы тусклые. При проведении тракционной пробы удаляется  от 5 до 10 волос.  Волосы

эпилируются легко и безболезненно во всех зонах. При проведении                                компьютерной микровидеодиагностики выявлено: характерный блеск кожи волосистой части головы  из-за гиперпродукции кожного сала, расширенные устья волосяных фолликулов (рис.2). Данные  трихограммы: более 50 % волос находятся  в стадии телогена (рис 3).Отсутствие мозгового вещества в стержне волоса (рис.4). Волосы в стадии анагена с признаками  дистрофии (диаметр луковицы волоса равен диаметру стержня) и атрофии (диаметр луковицы волоса тоньше диаметра стержня волоса) (рис.5). При проведении исследования с помощью диагностической программы TrichoSienceProV1.1, обнаружено наличие пустых фолликулярных юнитов (рис.6) или с одиночными волосами, истончение волос, высокий процент веллусов (рис.7), снижение плотности волос (рис.8), снижение диаметра волос, анизотрихоз (разнокалиберность) волос (рис.9).

     

Рис.2.Блеск кожи и расширенные волосяные фолликулы (ув.на 60).

Рис.3.В трихограмме более 50% луковиц  в стадии  телогена

(ув.на 60).

Рис.4.Отсутствие мозгового вещества в стержне волоса

(ув.на 200).

 

     

Рис.5.Атрофичная анагеновая луковица (ув.на 200).

Рис.6.Пустые фолликулярные юниты (ув.на 200).

Рис.7.Одиночные фолликулярные юниты, веллус (ув.на 60).

 

Рис.8.График снижения плотности волос                                          

 Рис.9. График снижения диаметра волос и анизотрихоза.

 

Клинический диагноз:Телогенное выпадение волос (L65.0). Проведено лечение препаратом, относящимся к группе витаминов и витаминоподобных средств, содержащем витамины группы группы В (В1, В5, В6),парааминобензойную кислоту, микроэлементы (железо, цинк, медь), L-цистин, метионин,  медицинские дрожжи, экстракты растений, кремния диоксид, показанным при заболеваниях, сопровождающихся нарушением структуры волос и их выпадением:по  2капсулы  3 раза в день  во время  еды  в течение первого месяца, затем по 1 капсуле 3 раза в день  в течение двух месяцев. Проведён  курс комплексного запатентованного лечения (Патент РФ №2248211/03-2005) с применением  серосодержащего препарата, который  вводился подкожно по 2,2 мл 1 раз в неделю, в область кожи волосистой части головы, 10 сеансов. Наружно на волосистую часть головы  наносилась маска, содержащая микроэлементы и растительные экстракты в соотношении 1:4, с целью  снижения гиперпродукции кожного сала. Время экспозиции 4 часа, 10 сеансов. Полное восстановление наступило через 6 месяцев от начала лечения (рис.10,11,12).

     

Рис.10.Больная М. 

До лечения.

Рис.11.Больная М.

Через 3 месяцев.

Рис.12.Больная М.  

Через 6 месяцев

 

2)Пациент Р.,25 лет. Обратился с жалобами на выпадение волос, особенно  заметное в процессе мытья  и общее поредение волос в течение последнего  года, которое началось после окончания ВУЗа в период  устройства на работу. Отмечает повышенную сальность волос и кожи головы и обусловленную этим необходимость в ежедневном мытье. К врачу не обращался. Самостоятельно не лечился. Наследственность не отягощена. Кожной патологии в анамнезе нет. Лекарственные средства не принимает. Соматическую патологию отрицает. Питание полноценное. Кожная патология отсутствует.

Status localis: визуально отмечается поредение волос в лобно-теменной и височно-теменной областях кожи волосистой части головы. Волосы эпилируются легко и безболезненно во всех зонах. При проведении тракционной пробы удаляется  от 5 до 10 волос. При проведении компьютерной микровидеодиагностики  выявлено: характерный блеск кожи из-за гиперпродукции кожного сала, расширенные устья волосяных фолликулов. При проведении трихограммы 40 % волос в стадии телогена. Наличие «жировых капсул» на луковицах волос. Луковицы в стадии анагена атрофичны и дистрофичны, «стрессовый корень» имеет вид обожжёной спички (рис.13). Отсутствует мозговое вещество в стержне волоса. При исследовании с помощью диагностической программы TrichoScienceProV1.1 отмечается наличие пустых фолликулярных юнитов, истончение волос, высокий процент веллусов, снижение плотности  и диаметра волос в лобно-теменной и височно-теменной областях кожи волосистой части головы, анизотрихоз, нарушение кровоснабжения кожи волосистой части головы в лобно-теменной области (рис.14) .                                                                                                

При проведении валидизированных психотерапевтических тестов и их анализе установлено, что пациент относится к группе риска по Торонтскому алекситимическому тесту личности и находится в состоянии лёгкой депрессии по шкале Цунга.

   

Рис.13. «Стрессовый корень».

Рис.14.Петли кровеносных сосудов не видны.

 

Клинический диагноз: Телогенное  выпадение волос  (L65.0).

Рекомендована  консультация психотерапевта, по результатам которой  для снижения уровня тревоги назначен препарат на основе аминофенилмасляной кислоты из группы ноотропных средств: по 1 таблетке 3 раза в день, после еды, в течение 1 месяца.

Проведено лечение препаратом, относящимся к группе витаминов и витаминоподобных  средств, содержащем витамины группы группы В (В1, В5, В6),парааминобензойную кислоту, микроэлементы (железо, цинк, медь), L-цистин, метионин,  медицинские дрожжи, экстракты растений, кремния диоксид, показанным при заболеваниях, сопровождающихся нарушением структуры волос и их выпадением: по 2 капсулы 3 раза в день во время еды 1 месяц, затем по 1 капсуле 3раза в день в течение двух  месяцев, а также комплексное запатентованное лечение (Патент РФ № 2248211/03-2005) с применением серосодержащего  препарата, вводимого подкожно, по 2,2 мл 1 раз в неделю, в область кожи волосистой части головы,10 сеансов, в дальнейшем  наружно наносилась маска из микроэлементов и растительных экстрактов, в соотношении 1:4, 1 раз в неделю,10 сеансов, с целью  снижения гиперпродукции кожного сала. Время экспозиции 4 часа. Значительное сокращение зоны поредения  наступило через 6 месяцев лечения (рис.15,16). 

   

Рис.15.Больной Р.До лечения.   

Рис.16.Больной Р. Через 6 месяцев лечения.

 

Заключение.

Проблема диффузного выпадения волос продолжает оставаться актуальной в силу её широкой распространённости среди населения, отсутствия надёжных методов терапии и склонности к рецидивам.

Большое значение в выборе лечения имеет правильная и своевременная диагностика с использованием современных методов, а именно, три-хограммы, диагностических  компьютерных  программ, что позволяет определить тип и характер выпадения волос и назначить адекватное эффективное лечение. 

 Список использованной литературы

1.Дрибноход  Ю.Ю. Руководство по уходу за волосами. Советы профессионала. СПб.:  Издательский дом «Нева», 2004.

2.Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В. Руководство по дерматокосметологии  СПб.: Фолиант, 2008.  

3.Андреева С. Тайны роста и потери волос: центральная роль стволовых клеток. Косметика и медицина. 2003;3:16-22.

4.Адаскевич В.П., Мяделец О.Д., Тихоновская И.В. Алопеция. М.: Мед.книга,2000.

5.Баткаев Э.А., Галлямова Ю.А., Хассан Аль-Хадж Халед. Диффузнаяалопеция: методическое пособие. М., 2010.

6.Гаджигороева А.Г.СИСТЕМА ТЕРАПИИ ДИФФУЗНОЙ АЛОПЕЦИИ И СТРУКТУРНОРГО ПОВРЕЖДЕНИЯ ВОЛОС. Вестник эстетической медицины. 2008;1:72-78.

7. Гаджигороева А.Г.  Болезни волос: классификация. Нерубцовыеалопеции. Consilium Medicum.2008;1:41-45.

 8.Гаджигороева А.Г.  Применение дермоскопии при гнездной алопеции. Экспериментальная  и клиническая дерматокосметология.2009;2:58-60.

9.Гаджигороева  А.Г. Системная терапия диффузной алопеции и структурного повреждения волос. Вестник эстетической медицины.2008;1:72-78.

10.Галлямова Ю.А., Верхогляд И.В., Аль-Хадж ХассанХалед, Амбарян Д.А. Нарушение микрогемодинамики кожи волосистой части головы у больных диффузной алопецией. Российский журнал кожных и венерических

болезней.2010; 3:52-54.

11.Данилов С.И., Едина А.С. Факторы, приводящие к развитию телогеновойалопеции у женщин. Вестник Санкт-Петербургской гос. мед. Академии им.  И.И. Мечникова.2008;4:139-142.                                                                                                       

12.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Диффузная алопеция: проблема и пути решения. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология.2010;3:33-37.

13.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка эффективности локального терапевтического воздействия на кожу волосистой части головы при диффузной алопеции. Клиническая дерматология и венерология. 2010;4:55-58.

14.Кардашова Д.З. Комплексный подход – основа эффективного лечения алопеции. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. 2012;1:58-63.

15.Кандалова О.В. Алопеция при беременности. LesNouvellesEsthetiques. 2004;3:32-34.

16.Громова О. Эстетические проблемы при беременности и лактации. Микроэлементы. Часть 2. Эстетическая медицина. 2006;5(1):15-20.

17.Аравийская, Е.В. Облысения. Дифференциальный анализ. Методы терапии. СПб.: СОТИС, 2003.

18.Количественный химический анализ биологических объектов. Методика  определения содержания  химических  элементов  в  диагностируемых  биосубстратах  методом атомно-эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (утв. Минздравом РФ 27.06.2003 № ФЦ/3286).

19.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка эффективности локального  терапевтического воздействия на кожу волосистой части кожи головы при диффузной алопеции. Клиническая дерматология и венерология. 2010;4:55-58.

20.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка взаимосвязи состава микроэлементов в волосах с параметрами фототрихограммыпри  диффузной алопеции. Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии.2010;4:5-8.                       

21.Галлямова Ю. А., Ханед аль- хадж Хасан.  Нарушение микроэлементного состава волос у пациентов с диффузнойалопецией. Эксперим. и клинич. дерматокосметология.2008;4:54-60.

22.Скальный А.В. Микроэлементозы человека ( диагностика и лечение ).М.: КМК,2001.

23.Скальный А.В., Агаджанян Н.А. Химические элементы в среде обитания и экологический портрет человека. М.: КМК,2001.

24.Кошевенко Ю.Н. Психосоматические дерматозы в косметологической практике. Особенности клиники, патогенеза, лечения, профилактики и реабилитации. Российский журнал кожных и венерических болезней. 1999;6:60-65.

25.Кошевенко Ю.Н. Косметологические проблемы волос у человека. Российский журнал кожных и венерических болезней. 2000;3:62-66.

26.Павлова О.В. Основы психодерматологии .-М.:Издательство ЛКИ,2007.

27.Тхостов А.Ш. Психология телесности.М.:Смысл,2002

28.Шарова Н. М., Антропов Ю.Ф., Балабанова В.А. Особенности психологического статуса  детей с различными формами алопеции. Сибирский  журнал дерматологии  и венерологии. 2004;35:44.

29.Баткаев Э.А., Галлямова Ю.А., Хассан Аль-Хадж Халед. Диффузнаяалопеция: методическое пособие. М., 2010.

30.Галлямова Ю.А., Халед Хасан, Чернышова М.П.  Диффузная алопеция. Лечащий  врач. 2007;9: 14-17.           

31.Гаджигороева А.Г.  Система терапии диффузной алопеции и                               структурного повреждения волос. Вестник эстетической медицины. 2008; 1: 72-78.

32.Божченко А.А. Рубцовые и нерубцовыеалопеции: особенности патогенеза и терапии [автореф. дис. канд. мед.наук]. СПб.,1999:255с.

33.Данилов С.И., Едина А.С. Факторы, приводящие к развитию телогеновойалопеции у женщин. Вестник Санкт-Петербургской гос. мед.академии им. И.И. Мечникова.2008;4:139-142.

34.Мазитова Л. Современные подходы к патогенезу и лечению  андрогензависимых патологий волос. LesNouvellesEsthetiques.2002;5:84-88.

35.Потекаев Н.Н., Гаджигороева А.Г., Терещенко Г.П. Современные представления об этиологии и патогенезе очаговой алопеции. Клин.дерматол. и венерол. 2009;4:4-8.

36.Рук А., Даубер Р. Болезни волос и волосистой части головы. Пер. с англ. М.: Медицина, 1985.

37.Дрибноход Ю.Ю. Руководство по уходу за волосами. Советы профессионала. СПб.:  Издательский дом «Нева», 2004.

38.Суворова К.Н., Хватова Е.Г. Клинические аспекты диагностики в трихологии. Экспериментальнаяиклиническаядерматокосметология. 2005;2:54-57.

39. Ross E.K., Vincenzi C., Tosti A. Videodermoscopy in the evaluation of hair and scalp disorders .J. Am. Acad. Dermatol. 2006; 55: 799-806.

40. Radnika L, Olszewska M, Mojsterek M, et al. Presence and future of dermoscopy. Exp. ReviewDermatol.2006;1:769-772.

41.Метляева М.Б., Юцковская Я.А., Малова Т.А. Диагностика волос при

алопециях. Современные наукоемкие технологии.2005;8:67-68.

42.Нажмутдинова Д.К., Таха Т.В. Алопеция: диагностика и лечение. Медицинский совет.2010;5-6:87-91.

43.Никольская Ю.Н., Гузей Т.Н. Современные методы лечения и диагностика заболеваний волосистой части головы. Сибирский журнал                           дерматологии и венерологии. 2007;8:90-93.                                                                           

44.Суворова К.Н., Е.Г. Хватова. Клинические аспекты диагностики в трихологии. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. 2005;2:54-57.

45.Татарченко Е.А. Диагностика и лечение выпадения волос. Cosiliummedicum. Дерматология. 2010;18-19.

46.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка эффективности локального  терапевтического воздействия на кожу волосистой части кожи головы при диффузной алопеции. Клиническая дерматология и венерология. 2010;4:55-58.

47.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка взаимосвязи состава микроэлементов в волосах с параметрами фототрихограммыпри  диффузной алопеции. Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и

врачебной косметологии.2010;4:5-8.                       

48.Панченко, Л.Ф., Маев И.В., Гучевич К.Г. Клиническая биохимия микроэлементов. М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ,2004.

49.Авцин А.П., Жаворонков А.А. и др.  Микроэлементозы человека: этиология, классификация, органопатология. – М.:Медицина,1991.

50.Количественный химический анализ биологических объектов. Методика  определения содержания  химических  элементов  в  диагностируемых  биосубстратах  методом атомно-эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (утв. Минздравом РФ 27.06.2003 № ФЦ/3286).

51.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка эффективности локального  терапевтического воздействия на кожу волосистой части кожи головы при диффузной алопеции. Клиническая дерматология и венерология. 2010;4:55-58.

52.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка взаимосвязи состава микроэлементов в волосах с параметрами фототрихограммыпри  диффузной алопеции. Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии.2010;4:5-8.                       

53.Галлямова Ю. А., Ханед аль- хадж Хасан.  Нарушение микроэлементного состава волос у пациентов с диффузнойалопецией. Эксперим. и клинич. дерматокосметология.2008;4:54-60.

54.Скальный А.В. Микроэлементозы человека ( диагностика и лечение ).М.: КМК,2001.

55.Скальный А.В., Агаджанян Н.А. Химические элементы в среде обитания и экологический портрет человека. М.: КМК,2001.

56.Скальный А.В., Быков А.Т.  Эколого-физиологические аспекты применения  макро- и микроэлементов в восстановительной медицине.Оренбург: РИК ГОУ ОГУ,2003.

57.Скальная, М.Г. Гигиеническая оценка влияния минеральных компонентов рациона питания и среды обитания  на здоровье населения мегаполиса: [автореф. дис. д-ра мед.наук]. М.,2005.-42с.

58.Скальный А.В. Цинк и здоровье человека. Оренбург: РИК ГОУ ОГУ,2003.

59.Скальная М.Г., Нотова С.В. Макро-и микроэлементы  в питании современного человека: эколого-физиологическое и социальные аспекты.  М.: «РОСМЭМ»,2004.

60.Скальная М.Г., Скальный А.В., Дубовый Р.М. Химические  элементы-микронутриенты как резерв  восстановления здоровья жителей  России.  Оренбург: РИК ГОУ. ОГУ, 2004.

61.Скальный А.В. Микроэлементозы человека (диагностика и лечение).М.:КМК,2001.-96с.

62.Скальный А. Волосы – ключ к тайнам человеческой индивидуальности.  LesNouvelles Esthetiques.2003;4: 58-60.

63.Тутельян В.А., Спиречев В.Б., Суханов Б.П. Микронутриенты в питании здорового и больного человека. М.:Колос,2002.

64.Гаджигороева А.Г. Миноксидил в лечении алопеции. Вестник  дерматологии и венерологии. 2006;5:87-93.

65.Гаджигораев А.Г. Эффективность  и переносимость препарата  «Регейн» при лечении различных форм  алопеции. Первый Российский конгресс дерматовенерологов: тезисы научных работ. СПб.,1999. 203 с.

66.Мареева Е.Б.  Регейн в терапии облысения. Мареева Е.Б.:  патогенез, клиника, диагностика и терапия ряда дерматозов и некоторых заболеваний, передающихся половым путем. М.:1996;с.69-70.

67.Молчанова О. В. Оптимизация терапии диффузной алопеции и  ониходистрофии на основании и изучении обмена кальция :[автореф. дис. канд. мед. наук].14.00.11. М.,2007.-17с.: Защита 20.02.2008.                                                       

68.Перламутров Ю.Н., Соловьев А.М., Молчанова О.В. Влияния кальция на качество волос и ногтей. Вестник дерматологии и венерологии.2006;4:43-45.

69.Батюк  Л. Современные представления о препаратах и методах применяемых для лечения и профилактики алопеции: ч.1. Косметика и медицина. 2005;6:12-24.

70.Батюк  Л. Современные представления о препаратах и методах применяемых для лечения и профилактики алопеции: ч.2. Иммунологические

аспекты. Косметика и медицина.2006;1:54-63.

71.Верхолгяд И. В., Пинсон И.Я., Олисова О.Ю. Влияние эксимерного лазера на микроциркуляцию кожи головы. Экспериментальная  и клиническая                                                           дерматокосметология. 2010;2:38-41.

72.Кацамбас А.Д., Лотти Т.М. Европейское руководство по лечению дерматологических болезней. М.:МЕДпресс-информ,2009.

73.Лебедюк М.Н., Юрлова Л.В. Сравнительное изучение эффективности лечения хронической телогеновой  алопеции  вобэнзимом и мезотерапией на основании оценки иммунного статуса больных. Дерматология и венерология. 2006;4: 39-43.

74.Нажмутдинова Д.К., Таха Т.В. Алопеция: диагностика и лечение. Медицинский совет.2010;5-6:87-91.                                                      

75.Пономоренко Г.Н. Физиотерапия в косметологии.-СПб.:ВМедА,2002.

76.Татарченко Е.А. Диагностика и лечение выпадения волос. Cosiliummedicum. Дерматология. 2010;18-19.

77.Умеров Ж. Физиотерапия в лечении волос. LesNouvellesEsthetiques. 2003;5:74-76.

78.Unger WP, Cole J. Follicular unit extraction. In Unger WP, Shapiro R(eds). Hair transplantation, 4 thedn.. New York: Marcel Dekker, 2004: 334-337.

79.Sinclair R, Golley D, Mallari R, et  al. The reliability of  horizontally sectioned scalp biopsies in the diagnosis of chronic diffuse telogen hair loss in women. J Am Aced  Dermatol. 2004; 51:189-199.

80.Schweizer I, Langbein L, Rogers MA, et al Hair follicle- specific  keratins and their diseases. Exp Cell Res. 2007; 313: 2010-2020.

81.Unger WP. Correction of cosmetic problems in hair transplanting. In Unger                                WP, ShapitoR(eds). Hair transplantation, 4 thedn. New York: Marcel Dekker, 2004b; 663-687.

82.Павлова О.В. Основы психодерматологии .М.:Издательство ЛКИ,2007.

83.Berthoz S., Hill E.L. Reliability of the Bermond-Vorst Alexithymia Questionnaire. Data from adults with autism spectrum disorder, their relatives and normal controls. European Psychiatry, 2005, v. 20, p. 291—298.

84. Hill E., Berthoz S., Frith U., Brief Report: Cognitive Processing of Own Emotions in Individuals with Autistic Spectrum Disorder and in Their Relatives. Journal of Autism and Developmental Disorders, 2004, v. 34, no. 2, p. 229—235.

85.ГаранянН. Г. Концепцияалекситимии / Н. Г. Гаранян, А. Б. Холмогорова // Журналсоциальнойиклиническойпсихиатрии. — 2003. — № 1. — С. 128—145.

86.Thunder S. Snow M. Honts C.R . The Zung Self-Rating Depression Scale: convergent validity and diagnostic discrimination. Assesment 2002 Dec;9(4):401-5.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Контакты

Адрес: 620014, г. Екатеринбург

ул. Блюхера 45 (Блюхера-Мира)
Тел.:+7(343)378-63-77. Время работы: пн-сб с 9:00 до 19:00 вс - выходной
ул.Хохрякова,11.
E-mail: trichos@yandex.ru
Skype: trichos1
Сайт: www.trichos.ru, www.hairs.love