г. Ектеринбург

Блюхера, 45

Хохрякова, 11

Главная Статьи

Статьи

Микроэлементный состав волос у пациентов с диффузным телогенным выпадением волос// Российский журнал кожных и венерических болезней. 2018;21(1):24-27. 

Урюпина Елена Львовна, генеральный директор Центра Трихологии и Онихологии, врач-трихолог, дерматолог, пластический хирург.

Резюме. Неблагоприятные условия окружающей среды могут  отражаться на состоянии волосяных фолликулов, для которых  необходимо оптимальное  количество и соотношение микроэлементов. Представлено описание диагностики и коррекции нарушений микроэлементного состава волос  у пациентов страдающих диффузной телогенной алопецией. На основе анализа данных обзора литературы и результатов лечения группы пациентов показана важность выявления микроэлементного дисбаланса с целью применения эффективных методов лечения. Полученные результаты, свидетельствующие о дисбалансе макро- и микроэлементов, в том числе жизненно необходимых, являются основанием для рекомендации пациентам с диффузной алопецией  дополнительного обследования по определению микроэлементного состава волос. Это позволяет, обоснованно назначать различные по составу микроэлементные комплексы, обеспечивающие восполнение дефицита тех или иных микроэлементов и, дает возможность обоснованно решить вопрос о необходимости включения в план лечения дезинтоксикационных мероприятий  для снижения содержания токсичных и условно-токсичных микроэлементов в организме.                                                             

Ключевые слова: диффузная телогенная алопеция, волосы, микроэлементный состав, диагностика, тактика терапии.

Summary. Adverse environmental conditions may affect the condition of the hair follicle, which require the optimal amount and ratio of minerals.The description of the diagnosis and treatment of microelementoses in patients suffering from diffuse telogen alopecia. Based on the analysis of data from the literature review and the results of treatment of groups of patients are shown the importance of identifying microelement imbalance in order to apply effective treatments. The results obtained indicate about the imbalance of macro - and micronutrients, including essential, are the basis for recommendations for patients with diffuse alopecia additional examination for definition of microelement composition of hair. This will allow first, rightly to assign the different composition of the microelement complexes that will ensure the replenishment of the deficiency of certain trace elements and, secondly, will give the opportunity to reasonably address the question of whether a treatment plan detoxication of measures to reduce the content of toxic and conditionally toxic trace elements in the body.

Key words: diffuse telogen alopecia, hair, trace element composition, diagnosis, treatment tactics.

Citation: Uryupinа E. L. The trace element composition of hair in patients with diffuse telogen hair loss. Russian journal of skin and venereal diseases. 2017; 20(1): doi: http://dx.doi.org/:10.18821/1560-9588-2017-20-1-

Information about author:Uryupinа E.L.,http://orcid.org/0000-0002-4540-2228

Причины диффузной телогенной алопеции полностью не выяснены, поскольку происходящие изменения весьма неоднородны в этиологическом, патогенетическом и гистологическом планах [1,2,3].Важную роль в функционировании  волос  играет  их  минеральный  состав, который позволяет проследить изменения метаболизма, связанные с дефицитом или избытком некоторых из них [4].Диффузную телогенную алопецию относят к алопеции  позднего типа, так как этот вид выпадения волос развивается спустя 2-4 месяца после провоцирующих факторов [5].Телогеновое выпадение волос происходит при физических и эмоциональных стрессах через 3-4, а иногда через 5-6 месяцев. Различают физиологическое и токсико-метаболическое телогеновое выпадение волос.Симптоматическое диффузное выпадение волос является результатом эндогенного, реже экзогенного повреждения анагеновых волосяных фолликулов. Симптоматические алопеции в большинстве случаев носят транзиторный характер, хотя могут протекать хронически. Клинически степень поредения волос зависит от длительности и интенсивности воздействия провоцирующих факторов [1,5].После воздействия интенсивных повреждающих факторов выпадение волос начинается через несколько дней или в течение первых трёх недель. Такая  диффузная алопеция раннего типа обусловлена анагеновым выпадением волос[6].Волосяные фолликулы в анагеновой фазе имеют высокую метаболическую активность. Нарушения обмена веществ и различного рода токсического влияния могут быстро повлиять на эффективность синтеза в ростковой части волоса (истончение волос) и вызвать преждевременное окончание анагеновой фазы (телогеновое выпадение волос) [7].              

Частыми причинами хронического телогенового выпадения волос являются: дефицит железа, дефицит цинка, дефицит белкового питания, синдром мальабсорбции (глютеночувствительная энтеропатия), неадекватное парентеральное питание, хронические заболевания желудочно-кишечного тракта, дефицит витаминов (фолиевой кислоты, витамина В₁₂). Недостаточная эффективность синтеза имеет место при  генетически детермированных  нарушениях обмена веществ [8,9]. Классическими причинами диффузного выпадения волос являются эндокринные нарушения, в частности, гипер- и гипотиреоидизм, гиперпаратиреоидизм, гипопитуитаризм. В этих случаях данные трихограммы указывают на алопецию позднего типа  с телогеновым или телогендистрофическим образцом корней волос. Выявление связи соматических расстройств не только с определенными структурными изменениями тех или иных органов и систем, но и с аффективными сдвигами считается одним из приоритетных направлений современныхисследований [3,10]. Для роста и развития волос и ногтей необходимо оптимальное соотношение минералов, при их дисбалансе могут развиваться патологические изменения. В частности, проявлениями таких состояний могут быть диффузная алопеция и ониходистрофия (ОД)[11-18]. В последнее время большое значение уделяется дисбалансу микроэлементов как одной из причин, влияющих на выпадение волос. Однако полученные разными авторами данные по изучению их содержания в волосах противоречивы, не всегда проводится сравнение со здоровыми лицами [7]. В этой связи есть необходимость дальнейших исследований в этой области и поиск эффективных методов лечения диффузной алопеции.

Таким образом, учитывая высокую частоту встречаемости диффузной алопеции, отсутствие четких данных по этиологии этого патологического процесса и, как  следствие, эффективных  методов лечения, продолжает быть актуальным изучение факторов, провоцирующих  развитие  диффузной алопеции, ее дифференциальная диагностика с другими видами хронического выпадения волос и разработка новых методов ее эффективной терапии. Изложенные положения послужили основанием для определения цели и настоящего исследования.Цель исследования: методом спектрального анализа изучить и оценить изменения показателей микроэлементного состава волос  у пациентов с диффузной алопецией.

Материалы и методы. Для решения задачи по изучению и оценке изменения показателей микроэлементного состава волос у 50 пациентов с диффузным телогенным выпадением волос, с добровольного информированного согласия, методом спектрального анализа проводилосьисследование минерального состава волос. Аналогичное исследование проведено у 50 здоровых лиц, т.е. не предъявляющих жалоб на состояние волос (группа контроля). Группу пациентов с диффузным телогенным выпадением волос составили 47 женщин (94%) и 3 мужчин (6%), в возрасте от 20 до 44 лет. Средний возраст  32 3,7 года. Пациенты предъявляли жалобы на выпадение волос, их поредение в течении 3-5 лет, истончение, тусклость, ломкость. При обследовании пациентов с использованием специализированной диагностической  компьютерной  программой Трихосаенспро/ TrichoScienceProV1.1. (Россия) в трихограмме выявлялся высокий процент волос в стадии телогена. На основании клинических данных и результатов обследования с применением специализированных трихологических методов поставлен клинический диагноз: телогенное  выпадение волос  (L65.0). Группу контроля составили здоровые лица: 41 женщина (82%) и 9 мужчин (18%), в возрасте от 20 до 45 лет, не предъявляющие жалоб на выпадение волос. Средний возраст составил 31 2,7 год. Измерения минерального состава волос проводились в  Институте высокотемпературной электрохимии УрО РАН в лабор аторииэлектрохимических устройств. Помещение для проведения измерений соответствовало нормативам СНиП ПА-5-700, СН-245-71 и СниП-74, ГОСТ 12.1.004. Пробоподготовка выполнялась методом «мокрого озоления» в автоклаве (тефлоновая бомба) в СВЧ-комплексе фирмы «СЕМ» (США). Определение микроэлементов проводилось методом атомной абсорбции и масс-спектрометрии с использованием Атомно-абсорбционного спектрофотометра фирмы «Перкин Элмер» (США), масс-спектрометра VG (Англия). Метрологический контроль измерительной аппаратуры проводился в соответствии с действующими государственными стандартами на поверочные схемы, методы и средства поверки.Количественный химический анализ  проводился с помощью «Методики определения содержания  химических  элементов  в  диагностируемом  биосубстрате  методом атомно-эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (утв. Минздравом РФ 27.06.2003 № ФЦ/3286)». Метод атомной эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной  плазмой основан на возбуждении эмиссионных спектров атомов в индуктивно связанной аргоновой плазме и автоматической регистрации положения и интенсивности спектральных линий, соответствующих определяемым элементам. Такая методика выполнения измерений обеспечивает получение результатов измерений с погрешностью, не превышающей значений показателей точности, правильности, повторяемости и воспроизводимости (табл.1.). Выполнение измерений проводили при нормальных климатических условиях испытаний в соответствии с ГОСТ 15150. Всего определено содержание 32 элементов. Из них 8 – токсичных микроэлементов, 4 – условно-токсичных, 8 - жизненно необходимых микроэлементов (биоэлементов), 6 – жизненнонеобходимых макроэлементов и 6 - условно жизненно необходимых микроэлементов. Определялось минимальное, максимальное и среднее значения каждого из 32 элементов. Полученные результаты сравнивались с референтными значениями [11,18]. Результаты средних значений  определяемых элементов представлены в табл. 2,(приведены средние значения только тех 17 элементов по которым были выявлены достоверные различия с показателями группы контроля и референтных значений). Анализ результатов исследования показал, что средние значения содержания  токсичных элементов в волосах пациентов  с диффузной телогенной алопецией относительно группы здоровых лиц и средних референтных значений имели достоверные отличия по содержанию ряда микроэлементов. Установлено  достоверное  повышение содержания токсичных микроэлементов (алюминия, бария, берилия), а также некоторых потенциально-токсичных микроэлементов  (олова  и серебра).Одновременно у  больных  диффузной телогенной алопецией  регистрировалось достоверное снижение содержания  жизненно необходимых макроэлементов (кальция, магния, калия, фосфора, натрия и серы) и жизненно необходимых микроэлементов  (железа, цинка, кобальта),  при  этом значительно повышено содержание молибдена  (в 7,9 раза) и марганца (в 3,7 раза). Кроме того, у пациентов с диффузной алопецией  среди условно жизненно необходимых микроэлементов выявлено достоверное снижение содержания кремния (Р1=0,02;Р2=0,03). В среднем по группе больных диффузной телогенной алопецией его содержание составило  11,0 мкг/г, в то время как в группе контроля его содержание было в 2 раза больше (25,5 мкг/г), при среднем референтном значении - 20 мкг/г. Удельный вес пациентов, имеющих те или иные отклонения  содержания в волосах микро- и макроэлементов, представлен в табл. 3. Анализ результатов атомно-абсорбционного исследования минерального состава волос  показал, что у больных с диффузной телогенной алопецией  достоверно  чаще встречаются отклонения в составе микро- и макроэлементов. Выявлено  достоверное повышение  содержания  некоторых токсичных  микроэлементов берилия  у большей части  пациентов (62%), бария у 44%, алюминия у 42% пациентов. У каждого четвертого пациента (26%) с диффузным  телогенным выпадением волос выявлено повышение содержания в волосах олова – потенциально-токсичного микроэлемента. В группе  сравнения  достоверное повышение содержания токсичных микроэлементов встречалось в 3,3 раза реже: берилия только у 18% человек, алюминия у16%, а содержание условно-токсичных микроэлементов было в пределах референтных значений. У значительной  части  больных  диффузной телогенной  алопецией  было снижено содержание  жизненно необходимых макроэлементов, особенно часто серы (у 58% пациентов), кальция у каждого третьего пациента (34%), магния – в каждом четвертом случае (24%), калия – в 22 %, фосфора у 16% пациентов. У пациентов с диффузной телогенной алопецией  отмечено   снижение содержания  жизненно необходимых и условно жизненно необходимых микроэлементов: железа у 24% больных, цинка  - у 22%, кобальта - у 40% пациентов, кремния у большей части больных.Таким образом, полученные результаты, свидетельствуют о существенном дисбалансе макро- и микроэлементов, в том числе жизненно необходимых у пациентов с диффузной алопецией (телогенным выпадением волос), что является основанием для рекомендации пациентам с диффузной алопецией  с их информированного согласия  пройти дополнительное  обследование по определению микроэлементного состава волос. Это позволит, во-первых, обоснованно назначать различные по составу микроэлементные комплексы, что обеспечит восполнение дефицита тех или иных микроэлементов, особенно жизненно необходимых (биоэлементов). Во-вторых, даст возможность обоснованно решить вопрос о необходимости включения в план лечения тех или иных детоксикационных мероприятий  для снижения содержания токсичных и условно-токсичных микроэлементов в организме.     

Таблица 1.

Наименование диагностируемого биосубстрата, значения показателей точности, правильности, повторяемости и воспроизводимости.

Наименование диагностируемого биосубстрата

Показатель повторяемости, (относительное среднеквадратичное отклонение повторяемости)  % r*

Показатель воспроизводимости, (относительное  среднеквадратичное отклонение воспроизводимости),% R**

 

Показатель правильности (границы относительной систематической погрешности

при вероятности Р=0,95), +/-, % 

       

 

Показатель точности

(границы относительной погрешности

при

вероятности Р=0,95),+/- , %

Волосы

6

 

10

4

20

r* - относительное  среднеквадратичное  отклонение повторяемости

R**- относительное среднеквадратичное отклонение воспроизводимости

Таблица 2.

Результаты сравнения минерального профиля волос пациентов с диффузной (телогенной) алопецией до лечения и в  группе контроля.

Элемент

Содержание

 в мкг/г*

Пациенты с диффузной телогенной алопецией (n=50)

Группа

контроля

(n=50)

Референтные

значения*

(по:P.Bertram,

1992;А.В.Скальный, 2001, 2003).

 

 

Р1**

 

Р2***

                               ТОКСИЧНЫЕ      МИКРОЭЛЕМЕНТЫ

Алюминий

Medium

85,0

33,05

10,5

0,001

0,01

Барий

Medium

5,35

0,39

0,35

0,001

0,01

Берилий

Medium

0,3

0,02

0,075

0,001

0,003

                                 УСЛОВНО    ТОКСИЧНЫЕ    МИКРОЭЛЕМЕНТЫ

Олово

Medium

2,5          

0,44     

0,775

0,002

0,001

Серебро

Medium

2,7

0,603        

1

0,003

0,004

Стронций

Medium

13,4   

 3,35     

7,625

0,002

0,003

               БИОЭЛЕМЕНТЫ   (ЖИЗНЕННО  НЕОХОДИМЫЕ  МИКРОЭЛЕМЕНТЫ)

Железо

Medium

11,1

26,6

39

0,02

0,01

Цинк

Medium

100,8         

219,3    

180

0,02

0,03

Медь

Medium

70,1

78,5

77,5

0,04

0,04

Кобальт

Medium

0,0075

0,6       

0,5

0,001

0,001

Марганец

Medium

3,75

0,93    

1,02

0,036

0,04

Молибден

Medium

2,75

  0,35      

0,35

0,028

0,028

                              БИОЭЛЕМЕНТЫ   -  МАКРОЭЛЕМЕНТЫ

Натрий

Medium

117,9

 492,3       

450

0,002

0,002

Кальций

Medium

224,9     

1039,9    

1650

0,001

0,001

Фосфор

Medium

77,3

161,9      

175

0,003

 0,003

Калий

Medium

73,6

135,0

140

0,002

0,002

Магний

Medium

59,65      

104,15  

130

0,03

0,02

Сера

Medium

11045,3    

22742,6

28000

0,02

0,03

                      УСЛОВНО    ЖИЗНЕННО    НЕОБХОДИМЫЕ    МИКРОЭЛЕМЕНТЫ

Кремний

Medium

 11,0

25,5  

20

0,02

0,03

Ванадий

Medium

2,95

0,75      

1

0,01

0,01

Бор

Medium

8,3

1,6    

3,8

0,01

0,02

Литий

Medium

0,27

0,03        

0,13

0,004

0,04

*среднее значение по группе.

**статистическая значимость различий между средними значениями содержания элементов у  группы  пациентов с диффузной телогенной алопецией и группы контроля.

***статистическая значимость различий между средними значениями содержания элементов у группы  пациентов с диффузной телогенной алопецией и референтными значениями.                              

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Литература.

1.Гаджигороева А.Г. Клиническая трихология.М.:Практическая  медицина;2014:1-184.

2.Адаскевич В.П., Мяделец О.Д., Тихоновская И.В. Алопеция.М.: Мед.книга;2000:1-187.

3.Перламутров Ю. Н.,Соловьев А.М.,Молчанова О.В. Влияние кальция на качество волос и ногтей. Вестник дерматологии и венерологии.2006;4:43-45.

4.Скальная М.Г.,Нотова С.В.Макро-и микроэлементы  в питании современного человека: эколого-физиологическое и социальные аспекты.М.:«РОСМЭМ»;2004:1-310.

5. Гаджигороева А.Г.Система терапии диффузной алопеции и структурного повреждения волос. Вестник эстетической медицины.2008;1:72-78.

6.Баткаев Э.А., Галлямова Ю.А., Хассан Аль-Хадж Халед. Диффузная  алопеция. М.:Методическое пособие;2010:1-32 .

7.Галлямова Ю. А., Ханед аль- Хадж Хасан.Нарушение микроэлементного состава волос у пациентов с  диффузной  алопецией. Экспериментальная   и клиническая  дерматокосметология.2008;4:54-60.

14.Елкина О.В., Мордовцева В.В.Оценка взаимосвязи состава микроэлементов в волосах с параметрами фототрихограммы при диффузной алопеции.Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии.2010;4:5-8.

15.Панченко Л.Ф.,Маев И.В.,Гучевич К.Г.Клиническая биохимия микроэлементов. М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ;2004:1-368.

16.Скальный А.В. Микроэлементозы человека ( диагностика и лечение).М.:КМК;2001:1-96.

17.Скальный А.В., Агаджанян Н.А. Химические элементы в среде обитания и экологический портрет человека. М.: КМК;2001:1-114.

18.Скальный А.В.,Быков А.Т. Эколого-физиологические аспекты применения  макро-и микроэлементов в восстановительной медицине. Оренбург: РИК ГОУ ОГУ;2003:1-198.

Остальные источники литературы см. в References.   

References

1. Gadzhigoroeva A.G.Clinical trichology. Moscow: Practical medicinа;2014:1-184. (in Russian)

2. Adaskevich V.P.,Myadelets O.D., Tikhonovskaya I. V.Alopecia. Moscow: Medicine book;2000:1-187.(in Russian)

3. Pearlamutrov U. N.,Soloviev A. M.,Molchanov, O. V. Influence of calcium on the quality of hair and nails.Bulletin of dermatology and venereology (Vestnik dermatologii i venerologii).2006;4:43-45.(in Russian)

4. Skalnaya M.G.,Notova  S.V.Macro-and micronutrients in the diet of modern man: ecological, physiological and social aspects.Moscow:"ROSMAM”; 2004:1-310. (in Russian)

5.Gadzhigoroeva A. G.Therapy system of diffuse alopecia and structural damage of the hair.Bulletin of aesthetic medicine (Vestnik esteticheskoy meditsinyi).2008;1:72-78.

6. Batkaev E. A.,Gallyamova , Hassan Al-Haj Khaled. Diffuse alopecia. Moscow:Methodical manual;2010:1-32. (in Russian) .

7.Gallyamova Yu. А., Haned al - Hajj Hassan. A violation of the microelement composition of hair in patients with diffuse alopecia.Experimental and clinical dermatocosmetology (Eksperimentalnaya i klinicheskaya dermatokosmetologiya).2008;4:54-60.(in Russian)

8. Trueb R.M. Hair growth and disorders. In: Blume-Peytavi U., Tosti A.,Whiting D.A., Trueb R., eds. Diffuse hair loss. Berlin: Springer; 2008: 259–72.

9.Brzezinska-Wcislo L. Evaluation of vitamin B6  and calcium pantothenate  effectiveness  on  hair growth from clinical and trichographic  aspects for treatment of diffuse alopecia in women. Wiad. Lek.2001;5491-20:11-8.

10. Min S.K., Chul W.K. Analysis of serum zinc and copper concentrations in hair loss. Ann. Dermatol. 2013; 25(4): 405–9.

11.Dawber R.P., Bristow I., Turner W. Nail disoders. In: Text atlas of podiatric dermatology. London: Martin Dunitz Ltd.2000:105-31.

12. Tosti A. Dermoscopy of hair and scalp disorders: pathological and clinical correlations. Informa Healtheare.2008:1-168.

13. Elkina, O. V., Mordovtseva V. V. assessment of the relationship between the composition of trace elements in the hair settings phototrichogram with diffuse alopecia.Modern problems of dermatology and venereology, immunology and medical cosmetology (Sovremennyie problemyi dermatovenerologii,immunologii i vrachebnoy kosmetologii).2010;4:5-8.(in Russian)

14. Panchenko L. F.,Maev I. V.,Gucevich K. G. Clinical biochemistry of trace elements.Moscow: GOU VUNMTS MS RF;2004:1-368.(in Russian)

15. Skalnyiy A.V. The Microelementoses person (diagnosis and treatment).Moscow: KMK;2000:1-96.(in Russian)

16. Skalnyiy A.V., Agadzhanyan N.. Chemical elements in the environment habitat and ecological portrait of man. Moscow: KMK;2001:1-114.(in Russian)

17. Skalnyiy A.V., Bykov A. T. Ecological-physiological aspects of macro-and microelements in rehabilitation medicine. Orenburg: RICK GOU OGU;2003:1-198.(in Russian)

Российский Журнал Кожных и Венерических Болезней, 2017;20(5):285-289, Москва.

Урюпина Е.Л.1,Малишевская Н.П.2

Состояние  психоэмоционального статуса у пациентов с диффузным телогенным выпадением волос.

1НПО «Центр Трихологии и Онихологии», 620137, Екатеринбург, Россия.

2ГБУ СО «Уральский научно-исследовательский институт дермато-венерологии и иммунопатологии», 620076, Екатеринбург, Россия.

Е.L.Urupina, N. P. Malishevsky.

Для корреспонденции:Урюпина Елена Львовна, врач дерматолог-трихолог, руководитель НПО ЦТиО, 620137, Екатеринбург, Россия, E-mail:trichos@yandex.ru

The condition of the psychoemotional status of patients with diffuse telogen hair loss.

1NPO "Centre of Trichology and Oncologie",620137,Yekaterinburg,Russia.

2GBU SO "Ural scientific research Institute of dermatovenereology and immunopathology», 620076, Ekaterinburg, Russia

For correspondence:Uryupin Elena Lvovna, doctor dermatologist-trichologist, head of the NPO CТiО, 620137, Ekaterinburg, Russia, E-mail:trichos@yandex.ru

Резюме Представлены результаты изучения психоэмоциональных нарушений у больных телогенным выпадением волос, выявленных с использованием интегрального анализа анамнестических данных и жалоб пациента, обследования с помощью валидизированных  психотерапевтических  тестов с последующей консультацией врача психотерапевта. На основе анализа полученных данных, обзора литературы и примере двух клинических случаев пациентов с диффузной   алопецией показана важность выявления алекситимии и коррекции депрессивных состояний с целью повышения эффективности терапии.

Ключевые слова: диффузная алопеция, телогенное выпадение волос, алекситимия, депрессия,терапия.

Summary The results of the study of psychoemotional disorders in patients telogen hair loss identified using integrated analysis of anamnestic data and patient's complaints, the survey using validated psychotherapeutic tests and subsequent consultation with a doctor-psychotherapist. Based on the analysis of the obtained data, review of literature and the example of two clinical cases of patients with diffuse alopecia is shown the importance of identifying the correction of alexithymia and depression with the aim of increasing the effectiveness of therapy.

Key words: diffuse alopecia, telogenous hair loss,alexithymia,depression, therapy.

Актуальность проблемы.

Диффузные алопеции являются наиболее частой проблемой волос, с которой сталкиваются дерматологи, среди которых основной удельный вес составляет телогенное  выпадение волос. [Гаджигороева А.Г.,2014]. Очень часто изменения психоэмоционального статуса относили, главным образом, к вторичным явлениям, то есть считали их следствием основной болезни. Между тем, среди  целого ряда инициирующих  факторов диффузного выпадения волос лежит тяжелый эмоциональный стресс. По данным  Адаскевич В.П., Мяделец О.Д., Тихоновская И.В., 2000 , под влиянием психотравмирующих воздействий  происходит формирование или обострение патологических проявлений на коже у 53% больных себорейным поредением волос, 87% гнездной алопецией. Патологический процесс психосоматического характера имеет ряд особенностей, как клинических, так и патогенетических. Ю.Н.Кошевенко [1999]  выделяет следующие клинические особенности: наличие у больного выраженных психовегетативных нарушений, пребывание в состоянии хронического стресса, постепенная  хронизация  кожного процесса, сформировавшегося в условиях стрессовой ситуации, склонность к его хроническому рецидивирующему течению, длительное существование и прогрессирование патологии, исключающее как ее самопроизвольное излечение, так и положительный эффект от традиционной терапии. Из особенностей патогенеза патологических процессов психосоматического характера автор выделяет конституциональную предрасположенность организма к данной патологии, участие психовегетативных нарушений в формировании различных других патологических механизмов болезни, образование патологического «порочного круга» из имеющихся в организме пациента патогенетических нарушений [Павлова О.В., 2007].

Любой косметический недостаток, например, очаг облысения или зона поредения волос, являющийся следствием заболевания у эмоционально лабильных  пациентов формирует  сверхценное  к нему отношение. Постоянная концентрация внимания на  выпадение волос, напряженное ожидание распространения патологического процесса, способствует еще большему усугублению эмоционального страдания, чувства тревоги, отчаянья и безнадежности. Последнее в значительной степени может быть обусловлено отсутствием эффективного лечения что, в конечном итоге, приводит к выраженной социальной дезадаптации и снижению качества жизни пациента. [Rook A.,Dawber R.,1985;]. На формирование хронического стресса наслаивается и негативная реакция пациента на усиленное внимание окружающих к его косметическому недостатку [Божченко А.А.,1999]. Существенную роль в формировании клинической картины болезни играет структура личности больного [Павлова О.В., 2007].Современное состояние медицинской науки требует перенесения акцента исследования с отдельных систем организма на межсистемные связи, что позволяет  трактовать и психические, и соматические расстройства как проявления общего патологического процесса, затрагивающего интегративные системы организма  [Павлова О.В.,2007].Косметический дефект, сопровождающий дерматологическое заболевание, в том числе патологию волос, часто становится дополнительным, психотравмирующим  фактором, вызывающим  депрессивные расстройства, а также проблемы при социальных взаимоотношениях [Барканова О.В.,2009]. Дерматологическим больным нередко присущи и завышенные ожидания относительно результатов и длительности  проводимого лечения. Данный факт наряду с необходимостью продолжительного лечения хронически протекающей кожной патологии, в том числе телогенного выпадения волос,   нередко приводит к преждевременному разочарованию в результатах терапии, назначенной  врачом и  самостоятельному прекращению пациентом лечения.[Al-Mutairi N., Eldin O.,2011].

Для оценки значения фоновых психогенных  факторов при возникновении диффузной  алопеции  (телогенного выпадения волос) проводилось  сопоставление жалоб  пациента, данных анамнеза  и психодиагностического  тестирования  пациентов с использованием  валидизированных психотерапевтических тестов:  Торонтского  алекситимического  теста [Sellami R.,2014;Zimmermann G.,2007; Asrijan Y.I.,2010; Poot F.,2004; Richards H., Fortune D., Griffiths C.,2005] и Шкалы Цунга [Sellami R.,2014;Мареева А.А.,2015; Misery L., Rousset H.,2001; Zigmond A., Snaith R.,1983]. Тестирование по шкале Цунга дает возможность определить отсутствие или наличие депрессии у пациента и степень ее выраженности. Тест содержит  десять позитивно сформулированных и десять негативно сформулированных вопросов. Каждый из 20 вопросов оценивается по бальной шкале от 1 до 4 (на основе  ответов тестируемого пациента: "никогда", "иногда", "часто", "постоянно").Согласно шкалы Цунга, сумма баллов 25-49 – соответствует  нормальному  психоэмоциональному состоянию, 50-59 – оценивается как легкая депрессия, 60-69 -  умеренная депрессия, 70 баллов и выше – как тяжелая депрессия.          

Торонтский  алекситимический тест включал  26 факторов, по которым у пациента определялась психологическая характеристика личности, в частности, алекситимия, которая рассматривается как фактор риска психосоматических заболеваний. Алекситимия – психологическая характеристика личности, включающая затруднение в определении и описании cобственных эмоций и эмоций других людей [А.Н.Мареева, И.Н.Кондрахина,2015]. Ответ на каждый вопрос оценивался по бальной шкале от 1 до 5. Ответ «совершенно не согласен» – 5 баллов; ответ «скорее не согласен» – 4 балла; «ни то, ни другое» – 3 балла; «скорее согласен» – 2 балла; совершенно согласен – 1 балл. Все баллы суммировались. Возможные  результаты (от 26 до 130 баллов) оценивались следующим образом: 74 балла и выше – «алекситимический» тип личности , 63-73 балла - "группа  риска по алекситимическому типу", 62 балла и ниже - «неалекситимический» тип личности.По результатам анализа жалоб пациента, анамнеза и психотерапевтического тестирования, при наличии показаний пациенты направлялись на консультацию к сертифицированному врачу-психиатру-психотерапевту, (ГБУЗ СО «Свердловская областная клиническая психиатрическая больница»). Принимая во внимание анамнестические данные пациентов с выпадением волос, свидетельствующие о значимой роли психотравмирующих факторов, предшествовавших развитию  диффузной алопеции, а также частые жалобы  пациентов на психоэмоциональную нестабильность  (резкие перепады  настроения, раздражительность,  плаксивость, нарушение сна, тремор рук, нервный  тик), сформированы группы контроля (сравнения): пациенты с андрогенной алопецией и здоровые лица. Принимались во внимание жалобы, анамнестические данные, психотерапевтическое тестирование, результаты трихограммы и дерматоскопического исследования с помощью программы Трихосаенспро/TrichoScienceProV1.1. (Россия) в динамике.Удельный вес пациентов с диффузным выпадением волос, имеющих психологические нарушения, дифференцированные по степени тяжести, в сравнении с пациентами, страдающими андрогенной алопецией и здоровыми лицами представлен  в таблице  1.

Таблица 1.

Показатели психоэмоционального статуса у пациентов с телогенным выпадением волос  до лечения в сравнении с пациентами с андрогенной алопецией  и здоровыми лицами.          

Психологическое состояние пациентов

пол

 

Удельный вес пациентов с различным психологическим состоянием,%.

 

 

Пациенты с телогенным выпадениемволос(n=50)

Пациенты с андрогенной алопецией (n=50)

Р1*

Здоровые лица (n=50)

Р2**

Норма

ж

  12,6

29,5

0,030

75,5

0,02

м

 0

39,5

0,001

84,7

0,001

Лёгкая депрессия

ж

 19,4

 41,4

0,003

19,4

0,06

м

 11,2

50,4

0,001

10,3

0,05

Умеренная депрессия

ж

 52,9

29,1

0,002

5,1

0,001

м

  55,6

10,1

0,001

5,0

0,001

Тяжёлая депрессия

ж

15,1

 0

0,001

0

0,001

м

  33,2

  0

0,001

0

0,001

Аликситимический тип личности

ж

66,9

 9,9

0,001

5,3

0,001

м

36,9

 0

0,001

1,5

0,001

Группа риска по аликситимическому типу

ж

33,1

34,6

0,05

17,2

0,02

м

29,2

20,9

0,049

6,4

0,003

Неалекситимический тип личности

ж

0

55,5

0,001

72,5

0,001

м

33,9

79,1

0,001

92,1

0,001

               

 

P1* - достоверность различий между группами пациентов с диффузной и андрогенной алопецией                 

Р2** - достоверность различий между группами пациентов с диффузной алопецией  и здоровыми лицами.

   



















Анализ результатов показал, что в нормальном психоэмоциональном состоянии находится  лишь 12,6%  женщин, страдающих диффузной алопецией, в то время как  психоэмоциональная норма была характерна  для  29,5% женщин и 39,5% мужчин с андрогенной алопецией  и 75,5% женщин и 84,7% мужчин группы здоровых лиц. В состоянии легкой депрессии находились 19,4 %  женщин и 11,2% мужчин  с диффузной алопецией, что достоверно не отличалось от больных с андрогенной алопецией и здоровых. Состояние умеренной депрессии выявлено более чем у половины больных с диффузной алопецией: 52,9% женщин и 55,6% мужчин, в то время как в группе пациентов с андрогенной алопецией  умеренная депрессия регистровалась  достоверно реже (у 29,1% женщин и  лишь  у 10,1% мужчин). Среди группы здоровых лиц состояние умеренной депрессии было зарегистрировано лишь у  5,1% женщин и 5,0 % мужчин. Состояние тяжелой депрессии среди  пациентов с телогенным выпадением волос  было выявлено у каждого третьего (33,2%) мужчины и у 15,1% женщин, в то время как  аналогичное состояние среди пациентов с андрогенной алопецией и в группе здоровых лиц не было зарегистрировано. 

Результаты исследования  показали, что у 66,9% женщин с диффузной алопецией преобладает алекситимический тип личности, характеризующийся конфликтностью, раздражительностью, резкими перепадами настроения, плаксивостью. У мужчин с диффузным выпадением волос алекситимический тип личности  выявлен в 36,9 % случаев. В группе больных андрогенной алопецией (группа сравнения) алекситимический тип личности встречался значительно реже: только у  9,9% женщин, а в группе здоровых лиц лишь у 5,3 % женщин и у 1,5% мужчин. Кроме того, среди пациентов с диффузной алопецией в группе риска по алекситимическому типу находилось 33,1% женщин и 29,2% мужчин (группе здоровых лиц 17,2%  женщин и 6,4% мужчин).Клинические наблюдения показали, что самые тяжелые проявления диффузной алопеции (выпадение более 200 волос в день, их истончение  и поредение во всех областях кожи волосистой части головы)  встречались у женщин, страдающих  тяжелой депрессией и имеющих алекситимический тип личности. У этих пациентов среди провоцирующих факторов развития алопеции преобладали тяжелые стрессовые ситуации (развод, потеря близкого человека). В этой подгруппе преобладали (26,7%)  пациентки в возрасте от  29 до 38 лет (33,5 +1,8). Среди них был высок удельный вес женщин, занимающих руководящие должности  (28,9%), работающих в МВД и надзорных органах (26,9%), домохозяек (22,8%), бухгалтеров  (21,4%).

Приводим описание типичного клинического случая:

Пациентка Т.,42  года. Обратилась с жалобами на выпадение волос и их поредение, которое  началось  через 2 недели после вынужденного медикаментозного прерывания беременности и продолжается около 1 года, «сильный нервный стресс», связанный с предстоящим разводом  и профессиональной деятельностью (работа судьей). Отмечает повышенную сальность волос. За специализи- рованной медицинской помощью не обращалась. Применяла самостоятельно различные поливитамины и народные средства (втирание в кожу головы растительных экстрактов и настоек), которые эффекта не принесли. Наследственность не отягощена. Кожная патология отсутствует. В настоящий момент фармпрепараты не принимает. Соматическую патологию отрицает.

 Status localis: при визуальном клиническом осмотре отмечается сильное поредение волос в лобной, теменной и височных областях. Кожа волосистой части головы имеет характерный сальный блеск. Волосы эпилируются легко и безболезненно во всех зонах. При проведении тракционной  пробы удаляется  от 10 до 15 волос. При проведении  компьютерной микровидеодиагностики  выявлено: характерный блеск кожи скальпа, расширенные устья волосяных фолликулов. При проведении трихограммы 44,6 % волос  находятся в фазе телогена, 55,4% в фазе анагена. При  микроскопии регистрируется наличие «жировых капсул» на луковицах волос. Луковицы в стадии анагена атрофичны и дистрофичны, визуализируется  «стрессовый корень», имеющий вид «обожжённой спичечной головки». Мозговое вещество в стержне волоса отсутствует. При исследовании волосистой части головы  с помощью компьютерной      диагностической программы TrichoScienceProV1.1 отмечается наличие пустых фолликулярных юнитов, « желтых точек», высокий удельный вес  веллусов (26%), снижение плотности  волос в лобной  (131 волос на см2), теменной (128 волос на см2)и височных (121 волос на см2) областях кожи волосистой части головы, снижение диаметра волос (до 54 мкм), повышение  показателя анизотрихоза (12,5 мкм), признаки нарушения кровоснабжения кожи волосистой части головы в лобно-теменной области (петли сосудов не визуализируются). При проведении валидизированных психотерапевтических тестов и их анализе установлено, что у пациентки алекситимический  тип личности и она находится в состоянии тяжелой депрессии.

Клинический диагноз: Телогенное  выпадение волос  (L65.0).                                                             

Назначен курс трихологической терапии, включающий  лечение препаратом, показанным при заболеваниях, сопровождающихся нарушением структуры волос и их выпадением относящимся к группе витаминов и витаминоподобных  средств, содержащем витамины группы группы В (В1, В5, В6),парааминобензойную кислоту, микроэлементы (железо, цинк, медь),L-цистин, метионин,  медицинские дрожжи. Препарат назначался  по 2 капсулы 3 раза в день во время еды в течении 1 месяца, затем по 1 капсуле 3раза в день в течение последующих 3 месяцев. Наружная терапия заключалась в назначении комплексного способа  (Патент РФ №2248211/03-2005) с применением серосодержащего  препарата, вводимого подкожно, по 2,2 мл 1 раз в неделю  в область кожи волосистой части головы, на курс -10 сеансов. В дальнейшем  наружно наносилась маска из серы очищенной и дистиллированной воды, в соотношении 1:4, 1 раз в неделю, на курс -10 сеансов, с целью  снижения гиперпродукции кожного сала. Время экспозиции 4 часа. Пациентка проконсультирована у психотерапевта. В результате консультации поставлен  диагноз: Паническое расстройство (эпизодическая пароксизмальная тревога) F41.0. Для снижения уровня тревоги пациентке был назначен препарат на основе  гидроксизина гидрохлорида из группы  анксиолитических лекарственных  средств: по 1 таблетке 3 раза в день, после еды, в течение 3 месяцев.

После проведенного комплексного лечения через три месяца наступило клиническое  улучшение: снижение выпадения волос с 200 до 100 в день, при проведении тракционной пробы число легко удаляемых волос сократилось с 10-15 до 3-5, эпиляция стала чувствительной. При исследовании волосистой части головы  пустые фолликулярные юниты и « желтые точки» не визуализировались, удельный вес веллусов  уменьшился с 26% до 10%, повысилась  плотность  волос в  лобной области (со 131 до 156 волос на см2), теменной (128 до 163 волоса на см2) и в височных областях (с 121 до 139 волос на см2). Диаметр  волос увеличился  (с 54 до 61 мкм),показатель анизотрихоза  снизился (с 12,5 до 9,5 мкм). Признаков нарушения кровоснабжения кожи волосистой части головы не выявлено (визуализировались  скрученные петли кровеносных сосудов).Полная  клиническая ремиссия (стойкое прекращение выпадения волос, восстановление их структуры и густоты) наступила через 6 месяцев.(Рис.1.1,1.2,1.3).                                                    

1.1.Пациентка Т.,42 года.Диагноз:  Рис.1.2.Пациентка Т.,42 года.Диагноз:

Телогенное выпадение волос.                 Телогенное выпадение волос

До лечения.                                               Через 3 месяца после лечения.                                                                                                                   

            

Рис.1.3.Пациентка Т.,42 года. Диагноз:   Рис.1.4.Пациентка Т.,42 года.

Телогенное выпадение волос.                   Телогенное выпадение волос.

До лечения.                                                 Через 3 месяца после лечения.                                                                                                                                                           

Пациенты мужского пола с  алекситимическим типом личности также страдали более  тяжелыми формами диффузной алопеции.Факторами, провоцирующими развитие диффузной алопеции у мужчин, с  этим типом личности были потеря или смена места работы в связи с переездом в другой город, развод, потеря близкого человека. Среди пациентов этой  подгруппы  (29,8%) преобладали лица в возрасте от 33 до 45 лет (39 1,5). По профессиональному составу среди мужчин с диффузной алопецией  38,9 % составили  владельцы  индивидуальных предприятий и обществ с ограниченной ответственностью, 26,6% пациентов  работали  в ночную смену и одновременно учились, 18,2% - работали  вахтовым методом в северных областях, (16,3%) строители.

Приводим типичный клинический случай:

Пациент Н, 33 года.Обратился с жалобами на выпадение волос, особенно  заметное в процессе мытья, общее поредение волос в течение последнего  года, которое началось  через 1 месяц после развода, «нервный  стресс»  и общую усталость. Сменил работу в  МВД на работу вахтовым методом, часто  в ночную смену. Отмечает повышенную сальность волос и кожи головы и обусловленную этим необходимость в ежедневном мытье. К врачу не обращался. Самостоятельно не лечился. Наследственность не отягощена. Кожной патологии в анамнезе нет. Лекарственные средства не принимает. Соматическую патологию отрицает. Питание неполноценное, с дефицитом животного белка, овощей, фруктов, зелени. Режим труда и отдыха нарушен.

Status localis: при осмотре волосистой части головы визуально отмечается поредение волос в лобной, теменной и височных областях. Волосы эпилируются легко и безболезненно во всех зонах. При проведении тракционной пробы удаляется  от 7 до 10 волос. При проведении компьютерной микровидеодиагностики  выявлено: характерный блеск кожи из-за гиперпродукции кожного сала, расширенные устья волосяных фолликулов. При проведении трихограммы 61,1 % волос в фазе анагена ,   38,9 % волос в стадии телогена. Определяется наличие «жировых капсул» на луковицах волос. Луковицы в стадии анагена атрофичны и дистрофичны, визуализируется «стрессовая луковица», (имеющая вид обожженной спички). В стержне волоса отсутствует мозговое вещество. При исследовании волосистой части головы  с помощью компьютерной диагностической программы TrichoScienceProV1.1 отмечается наличие пустых фолликулярных юнитов,  «желтых точек», высокий процент веллусов (29%), снижение плотности  волос в лобной  (122 волос на см2), теменной (131 волос на см2) и височных областях (139 волос на см2). Снижение диаметра волос (до 50 мкм), повышение показателя анизотрихоза (12,8 мкм), признаки  нарушение кровоснабжения кожи волосистой части головы в лобно-теменной области (петли сосудов не визуализируются). При проведении валидизированных психотерапевтических тестов и их анализе установлено, что пациент относится к  алекситимическому типу личности   и находится в состоянии тяжелой  депрессии.

Клинический диагноз: Телогенное  выпадение волос  (L65.0).

Назначено лечение препаратом, относящимся к группе витаминов и витаминоподобных  средств, содержащем витамины группы группы В (В1, В5, В6),парааминобензойную кислоту, микроэлементы (железо, цинк, медь),L-цистин, метионин,  медицинские дрожжи, экстракты растений, кремния диоксид, показанным при заболеваниях, сопровождающихся нарушением структуры волос и их выпадением: по 2 капсулы 3 раза в день во время еды 1 месяц, затем по 1 капсуле 3раза в день в течение 3  месяцев. Наружная терапия заключалась в назначении  комплексного способа  с применением серосодержащего и кремнийсодержащего препаратов, вводимых  подкожно, по 2,2 мл 1 раз в неделю, в область кожи волосистой части головы,10 сеансов, в дальнейшем  наружно наносилась маска из серы очищенной и дистиллированной воды, в соотношении 1:4, 1 раз в неделю,10 сеансов, с целью  снижения гиперпродукции кожного сала. Время экспозиции 4 часа.Проведена  консультация  психотерапевта, по результатам  которой  поставлен диагноз: Генерализованное тревожное расстройство (F41.1).  Для снижения уровня тревоги назначен препарат на основе гидроксизина гидрохлорид из группы анксиолитических лекарственных средств: по 1 таблетке 3 раза в день, после еды, в течение 4 месяцев.

После проведенного лечения через четыре месяца наступило значительное улучшение: снизилось выпадение волос с 150 до 80 в день, при проведении тракционной пробы удалялось до 3-4 волос, эпиляция стала чувствительной. При исследовании волосистой части головы  с помощью компьютерной диагностической программы TrichoScienceProV1.1 пустые фолликулярные  юниты и « желтые точки» не визуализируются, удельный вес всех  веллусов сократился (с 29% до 11%). Плотность  волос  в лобной области повысилась с 122  до 136 волос на см2, в  теменной области с 131 до 153 волоса на  см2 ,в височных областях кожи волосистой части головы с 139 до 159 волос на см2. Увеличился диаметр волос (с 50 до 59 мкм), показатель анизотрихоза  снизился (с 12,8 до 10,5 мкм), признаков нарушения  кровоснабжения кожи волосистой части головы не выявлено (визуализируются простые красные петли сосудов).Значительное сокращение зоны поредения  наступило через 8 месяцев лечения (Рис.1.4,1.5).       

                                                                       

Рис.1.4.Пациент Н.,33 года.                    Рис.1.5.Пациент Н.,33 года. Диагноз:Телогенное выпадение             Диагноз:Телогенное выпадение

волос. До лечения.                                   волос.Через 8 месяцев после лечения.

Таким образом, обследование пациентов с использованием  валидизированных     психотерапевтических тестов показало, что при диффузном телогенном выпадении волос у 52,9 % женщин и 66,8% мужчин наблюдается умеренная депрессия,в состоянии тяжелой депрессии находится 15,1% женщин и 33,2% мужчин. Алекситимический тип личности, характеризующийся конфликтами в межличностных отношениях, выявлен у 36,2% женщин и 67,3% мужчин с диффузным телогеннным выпадении волос. В группе риска по алекситимическому тесту находится 29,9% женщин и 33,1% мужчин. Самые тяжелые клинические проявления диффузной алопеции  наблюдались у женщин, страдающих  тяжелой депрессией и имеющих алекситимический  тип личности. Наличие психоэмоциональных расстройств у больных не только ухудшает качество жизни пациентов, но и осложняет проведение необходимой терапии и реабилитационных мероприятий. Анализ результатов дополнительного обследования пациентов с использованием  валидизированных психотерапевтических тестов свидетельствует о целесообразности проводить объективную оценку психоэмоционального статуса пациентов и для решения вопроса о необходимости  дополнительного  обследования у психотерапевта  и  последующей коррекции выявленных нарушений.

Список использованной литературы

1. Адаскевич В.П., Мяделец О.Д., Тихоновская И.В., 2000. Алопеция.-М.: Мед.книга,2000.-187с.

2. Барканова О.В. (сост.) Методики диагностики эмоциональной сферы: психологический практикум. [серия: Библиотека актуальной психологии]. – Вып. 2 – Красноярск: Литера-принт, 2009. — 237 с.

3. Божченко А.А., Рубцовые и нерубцовые алопеции: особенности патогенеза и терапии: автореф. Дис., канд. Мед. Наук/ А.А. Божченко. СПб.,1999.-255с.

4.Гаджигороева А.Г.Клиническая трихология//монография-М.:Практическая медицина.–2014.-184 с.

5.Елкина О.В., Мордовцева В.В. ДИФФУЗНАЯ АЛОПЕЦИЯ: ПРОБЛЕМА И ПУТИ РЕШЕНИЯ // Экспериментальная м клиническая дермотокосметология.-2010.-№3.-С.33-37.

6. Кошевенко Ю.Н. Косметологические проблемы волос у человека //Российский журнал кожных и венерических болезней.-2000.№3.С.62-66.

7.Мареева А.Н., Кондрахина И.Н. П [Асриян Я.И. Изменения характера у больных очаговой алопецией а зависимости от давности заболевания. Военно-медицинский журнал 2010; (3): 45-46.]

8.Психоэмоиональные состояния у больных нерубцующими алопециями (гнездной, андрогенетической)//Вестник дерматологии и венерологии.2015.№6.С.50-56.

9. Павлова О.В. Основы психодерматологии.-М.:Издательство ЛКИ,2007.-240с.

10. Рук А., Даубер Р. Болезни волос и волосистой части головы / Пер. с англ. Яз. -М.: Медицина, 1985.-528с.

11.Asrijan Y.I. Izmenenija haraktera u bol'nyh ochagovoj alopeciej v zavisimosti ot davnosti zabolevanija. Voenno-medicinskij zhurnal 2010; 3: 45-46.

12. Al-Mutairi N., Eldin O. Clinical profile and impact on quality of life: Seven years experience with patients of alopecia areata. Indian J Dermatol Venereol Leprol 2011; 77: 489-93.

13.Richards H., Fortune D., Griffiths C. et al. Alexithymia in patients with psoriasis: Clinical correlates and psychometric properties of the Toronto Alexithymia Scale-20. J Psychosom Res. 2005; 58: 89-96.

14.Misery L., Rousset H. La pelade est-elle une maladie psychosomatique? 2001; 22: 274-9.

15.Sellami R., Masmoudi J., Ouli U. The relationship between alopecia areata and alexithymia, anxiety and depression: a case-control study. Indian J Dermatol 2014, Jul-Aug; 59(4): 421.

16.Zigmond A., Snaith R. The hospital anxiety and depression scale. Acta Psychiatr Scand 1983; 67: 361-70.

17.Zimmermann G., Quartier V., Bernard M. et al. The 20-item Toronto alexithymia scale: Structural validity, internal consistency and prevalence of alexithymia in a Structural validity, internal consistency and prevalence of alexithymia in a Swiss adolescent sample. Encephale 2007; 33: 941-6.

Журнал "Клиническая дерматология и венерология" №3, 2017год, Москва.

Особенности диагностики  диффузной алопеции.

Е.Л.Урюпина

Научно-производственное объединение «Центр Трихологии и Онихологии», г. Екатеринбург,РФ,620014.

Peculiarities of diagnostics of focal and diffuse alopecia.

E.L.Urupina              

Scientific-production Association "the Center of Trichology and Onihologie", Ekaterinburg ,RF,620014.

Резюме                        

Представлено описание двух клинических случаев пациентов с диффузной  алопецией, обследованных современными методами с использованием специализированного диагностического трихологического оборудования и компьютерной программы, а также валидизированных психотерапевтических тестов. Проведено лечение и оценены его результаты.

Ключевые слова: диффузная алопеция, трихологическая диагностика, лечение.

Summary

Describes two clinical cases of patients with diffuse alopecia, examined modern methods using specialized diagnostic trichological equipment and computer programs, and validated psychotherapeutic tests. The treatment and assess its results.

Key words: diffuse alopecia, trichologi diagnostics, treatment.

Введение.

Диффузная алопеция является часто встречающейся патологией  волос, с которой сталкиваются дерматологи и косметологи. По данным некоторых авторов из всех алопеций  около 40 % составляет андрогенная алопеция , 30 % гнёздная, 20 % - телогеновое выпадение волос, 10 % - рубцовые алопеции, трихотилломания, дистрофии стержня волоса [Гаджигороева А.Г.,2014; Адаскевич В.П., 2005;Молчанова О.В.,2007; Tosti A., 2006;Bergfeld W.F.,2008;  Brzezinska-Wcislo L.,2001; Sinclair R.,2004; Trueb R.M.,2000; Tosti A.,2006; Finner A.M.,2011].Причины этого заболевания полностью не выяснены, поскольку происходящие изменения весьма неоднородны в этиологическом, патогенетическом и гистологическом планах [Гаджигороева А.Г.,2014; Адаскевич В.П., 2000; Молчанова О.В.,2007].В последнее время большое значение уделяется дисбалансу микроэлементов как одной из причин, влияющих на выпадение волос. Однако полученные разными авторами данные по изучению их содержания в волосах противоречивы, не всегда проводится сравнение со здоровыми лицами [Галлямова Ю.А.,2008; Елкина О.В.,2010; Скальная М.Г..,2005].В этой связи есть необходимость дальнейших исследований в этой области и поиск эффективных методов лечения диффузной алопеции.Предлагаем к рассмотрению случай пациента с диагнозом: «Диффузная алопеция» с разбором результатов трихологических исследований и лечением.

Пациент А., 20 лет. Обратился с жалобами на выпадение и поредение волос. Связывает процесс с переездом в другой город, обучением в ВУЗе и необходимостью одновременно  работать, нарушением режима труда, отдыха и питания. Отмечает повышенную сальность волос  и  кожи волосистой части головы и обусловленную этим необходимость в ежедневном мытье. К врачу не обращался. Самостоятельно не лечился. Наследственность не отягощена. Кожной патологии в анамнезе нет. Лекарственные средства не принимает. Соматическую патологию отрицает. Отмечает  нарушения в пищевом режиме, а именно: нерегулярный прием пищи, отсутствие в рационе свежей зелени, овощей и фруктов.

Status localis: при осмотре кожная патология отсутствует, отмечается поредение волос в лобно-теменной и височно-теменной областях кожи волосистой части головы. Волосы эпилируются легко и безболезненно. При проведении тракционной пробы в руках остается до 15 волос.При проведении исследований с помощью программы TrichoScienceProV1.1 у пациента были обнаружены следующие признаки диффузной алопеции: новые волосы, взамен выпавших, растут такой же толщины, (в отличии от андрогенной алопеции) (Рис.1), при которой  новые растущие волосы – тонкие, веллусные. Разнокалиберность волос отсутствует  (один из признаков диффузной алопеции). Жирный блеск визуализируется по всей поверхности кожи волосистой части головы (рис.2).

Рис.1.Пациент А.,20 лет. Диагноз: Диффузная алопеция. Трихоскопия (ув.на 200)-волосы одинаковой толщины.

 

Рис.2. Пациент А.,20 лет. Диагноз: Диффузная алопеция. Трихоскопия (ув.на 200)-жирный блеск кожи волосистой части головы.

Плотность волос значительно ниже нормы и в теменной области. Диаметр волос находится в норме (рис.3,4).

Рис.3.Пациент.А.,20лет.Диагноз :Диффузная алопеция. Трихоскопия (ув. на 60) -плотность волос в теменной области ниже нормы.

Рис.4.Пациент А.,20 лет. Диагноз: Диффузная алопеция. Трихоскопия (ув. на 60) -диаметр волос в теменной области в норме.

При эпилюминесцентной видеодермоскопии отчетливо виден характер сосудов кожи волосистой части головы. При просмотре была использована тангенциально развернутая камера видеоскопа. В здоровой коже отмечаются 3 васкулярных (межфолликулярных) признака: простые красные петли, скрученные красные петли, разветвляющиеся красные линии (рис.5,6,7).

 

Рис.5. Простые красные петли сосудов. Трихоскопия (ув.на 200).

 

Рис.6. Скрученные красные петли сосудов.Трихоскопия (ув.на 200).

Рис.7. Разветвляющиеся красные линии.Трихоскопия (увюна 200).

У данного пациента, можно увидеть признаки нарушения микрогемодинамики кожи волосистой части головы (рис.8).

Рис.8.Пациент А.,20 лет. Диагноз: Диффузная алопеция. Трихоскопия (ув. на 200) -не видны петли кровеносных сосудов.

Кроме того, у пациента А. были выявлены  зоны перифолликулярного воспаления: светло-коричневые пятна в области фолликулярных юнитов (рис.9.). Это свидетельствует об остром течении патологического процесса.

Рис.9.Пациент А.,20 лет. Диагноз: Диффузная алопеция. Трихоскопия (ув.на 200) - зоны перифолликулярного воспаления.

При проведении трихограммы, установлено большое количество (50%) волос с луковицами в стадии телогена, при норме не более 10%, что свидетельствует о телогеновой алопеции.Пациенту проведено дополнительное обследование с использованием  валидизированных психотерапевтических тестов. Анализ результатов тестирования показал, что пациент по Торонтскому  алекситимическому тесту относится к нормальном типу личности и по шкале Цунга находится в состоянии легкой депрессии.В результате исследования минерального профиля волос пациента установлен избыток токсичных микроэлементов: алюминия (Al), берилия (Be),бария (Ba) и недостаток жизненно-необходимых макроэлементов: кальция (Ca) и магния (Mg).

Клинический диагноз:Телогенное выпадение волос  (L65.0).

Пациенту была рекомендована  консультация психотерапевта, по результатам которой  для снижения уровня тревоги назначен препарат на основе аминофенилмасляной кислоты из группы ноотропных средств: по 1 таблетке 3 раза в день, после еды, в течение 3 месяцев. Проведена  терапия препаратом группы энтеросорбентов на основе лигнина гидролизного и лактулозы по 2 таблетки 3 раза в день, в течение 1 месяца  и препаратом на основе кремния диоксида коллоидного по 1 чайной ложке 3 раза в день, в течение 1 месяца.Проведено лечение препаратом, относящимся к группе витаминов и витаминоподобных  средств, содержащем витамины группы группы В (В1, В5, В6),парааминобензойную кислоту, микроэлементы (железо, цинк, медь), L-цистин, метионин,  медицинские дрожжи, экстракты растений, кремния диоксид (компоненты препарата способствуют нормализации метаболических процессов), показанным при заболеваниях, сопровождающихся нарушением структуры волос и их выпадением: по 2 капсулы 3 раза в день во время еды 1 месяц, затем по 1 капсуле 3раза в день в течение 3  месяцев. С целью восполнения недостатка магния назначен магний-содержащий препарат по 1 таблетки 3 раза в день, 3 месяца. С целью восполнения дефицита кальция назначен кальций-содержащий препарат по 1 таблетке 3 раза в день в течение 3 месяцев. Также применялось комплексное запатентованное лечение (Патент РФ № 2248211/03-2005) с применением серосодержащего  препарата, вводимого подкожно, по 2,2 мл 1 раз в неделю, в проблемные области кожи волосистой части головы,10 сеансов, в дальнейшем наружно наносилась маска из серы очищенной и дистиллированной воды, в соотношении 4:1, 1 раз в неделю,10 сеансов, с целью  снижения гиперпродукции кожного сала. Время экспозиции 4 часа. Значительное сокращение зоны поредения  наступило через 6 месяцев лечения (Рис.10,11).

 

Рис.10.Пациент А.,20 лет.                       Рис.11.Пациент А.,20 лет.

Диагноз:Диффузная алопеция.              Диагноз:Диффузная алопеция

До лечения.                                              Через 6 месяцев после лечения.                    

Таким образом, большое значение в выборе лечения имеет правильная и своевременная диагностика с использованием современных методов, а именно, диагностических  компьютерных  программ, трихограммы, валидизированных тестов, исследование минерального профиля волос, что позволяет дифференцировать  тип и характер выпадения волос и назначить адекватное эффективное лечение.

 

 

1

Литература

Адаскевич В.П., Мяделец О.Д., Тихоновская И.В. Алопеция.-М.: Мед.книга,2000.-187с.

References

V. P. Adaskevich, O. D. Myadelets, I. V. Tikhonov Alopecia.-M.: Med.book,2000.-187с.

 

 

 

2

Галлямова Ю. А., Ханед аль- хадж Хасан.  Нарушение микроэлементного состава волос у пациентов с диффузной  алопецией// Экспериментальная и клиническая дерматокосметология.-2008.-№4.-с.54-60.

Gallyamova Yu. a., Haned al - Hajj Hassan. A violation of the microelement composition of hair in patients with diffuse alopecia// Experimental and clinical dermatocosmetology.-2008.-№4.-р. 54-60.

 

3

Гаджигороева А.Г. Клиническая трихология//монография-М.:Практическая медицина. – 2014.-184 с.

A. G. gadzhigoroeva Clinical trichology//monograph-M.:Practical medicine. – 2014.-184 p.

 

 

 

4

Елкина О.В., Мордовцева В.В. Диффузная алопеция: проблема и пути решения// Экспериментальная м клиническая дермотокосметология.-2010.-№3.-с.33-37.

lkina, O. V., Mordovtseva V. V. Diffuse alopecia: a problem and ways of solution// Experimental m clinical dermatocosmetology.-2010.-№3.-р. 33-37.

 

 

 

5

Brzezinska-Wcislo L. Evaluation of vitamin B6  and calcium pantothenate  effectiveness  on  hair growth from clinical and trichographic  aspects for treatment of diffuse alopecia in women. Wiad. Lek.,2001;5491-20:11-8.

Brzezinska-Wcislo L. Evaluation of vitamin B6  and calcium pantothenate  effectiveness  on  hair growth from clinical and trichographic  aspects for treatment of diffuse alopecia in women. Wiad. Lek.,2001;5491-20:11-8.

 

 

 

6

Sinclair R, Golley D, Mallari R, et  al. The reliability of horizontally sectioned scalp biopsies in the diagnosis of chronic diffuse telogen hair loss in women. J Am Aced  Dermatol. 2004; 51:189-199.

Sinclair R, Golley D, Mallari R, et  al. The reliability of horizontally sectioned scalp biopsies in the diagnosis of chronic diffuse telogen hair loss in women. J Am Aced  Dermatol. 2004; 51:189-199.

 

7

 

Trueb R.M. Dasidiopathische chroniche Telogen effluvium der Frau // Hautarzt. – 2000. – Bd 51. – S.899-905.

Trueb R.M. Dasidiopathische chroniche Telogen effluvium der Frau // Hautarzt. – 2000. – Bd 51. – S.899-905.

 

 

8

Tosti A., Piraccini B.M. Telogen effluvium // Diagnosis and Treatment of Hair Disorder. – Abingdon: Taylor and Francis, 2006. – P.57-61.

Tosti A., Piraccini B.M. Telogen effluvium // Diagnosis and Treatment of Hair Disorder. – Abingdon: Taylor and Francis, 2006. – P.57-61.

 

 

9

Bergfeld W.F. Telogen effluvium // Hair and Scalp Diseases / Eds

A.J. McMichael, M.K. Hordinsky. – 2008. – Р.119-135.

Bergfeld W.F. Telogen effluvium // Hair and Scalp Diseases / Eds

A.J. McMichael, M.K. Hordinsky. – 2008. – Р.119-135.

 

 

10

Finner A.M. Significant improvent of diffuse telogen effluvium with an oral fixed combination therapy – a meta-analysis // Int. J. Trichology. - 2011. – Vol. 3, N 1. – Р.S42.

Finner A.M. Significant improvent of diffuse telogen effluvium with an oral fixed combination therapy – a meta-analysis // Int. J. Trichology. - 2011. – Vol. 3, N 1. – Р.S42.

 

 

11

Ross E.K., Vincenzi C., Tosti A. Videodermoscopy in the evaluation of hair and scalp disorders // J. Am. Acad. Dermatol. – 2006.- Vol.55.- P. 799-806.

Ross E.K., Vincenzi C., Tosti A. Videodermoscopy in the evaluation of hair and scalp disorders // J. Am. Acad. Dermatol. – 2006.- Vol.55.- P. 799-806.

Журнал "Клиническая дерматология и венерология" №2, 2017год, Москва.

Особенности диагностики очаговой  алопеции.

Е.Л.Урюпина

Научно-производственное объединение «Центр Трихологии и Онихологии»,  г. Екатеринбург, РФ, 620014.

Peculiarities of diagnostics of focal alopecia.

Е.L.Urupina

Scientific-production Association "the Center of Trichology and Onihologie", Ekaterinburg, RF,620014.

Резюме

Представлено описание нетипичного клинического случая  очаговой алопеции (лентовидная форма), диагностированного с использованием современных методов специализированного диагностического трихологического обследования и компьютерной микровидеодиагностики.Проведено лечение и продемонстрированы  его результаты (клинические и дерматоскопические фотоимиджи в динамике терапии).

Ключевые слова: очаговая алопеция, лентовидная форма, трихологическая диагностика, эффективность лечения.

Summary

The description of an atypical clinical case of alopecia areata (ribbon form), diagnosed with the use of modern methods of specialized diagnostic trichological examination and computer macrolideantibiotic. The treatment and demonstrate its results (clinical and dermatoscopic photo images in the dynamics of therapy).

Key words: alopecia areata, ribbon-like shape, department of trichology diagnostics, treatment efficiency.

Актуальность.

Патологическое выпадение волос довольно часто встречается в клинической практике дерматолога и косметолога. Наиболее частой встречающейся формой поредения волос на голове  у мужчин является андрогенная алопеция (АГА). Ее клиническая диагностика обычно не вызывает затруднений.Патологический процесс затрагивает типичные андрогенчувствительные зоны скальпа (лобно-височную, теменную и макушечную), начинается постепенно, с прогрессирующего истончения волос в этих зонах в результате негативного влияния на волосяной фолликул активной формы мужского гормона (дегидротестостерона), который вызывает прогрессирующее укорочение фазы анагена и уменьшение размеров волосяного фолликула. Кроме АГА существуют и другие формы телогенной потери волос, при которых постановка диагноза в ряде случаев может вызывать затруднение [1,2,3,4,5,6,7,8,9]. Как следствие, из-за ошибочного диагноза, выбирается неадекватная тактика терапии. Так, под «маской» диффузной алопеции может стоять дебют некоторых клинических форм гнездой алопеции, в частности ее лентовидной формы, когда зоны поредения волос приобретают характер ленты, хаотично затрагивающей все зоны волосистой части головы. В подобных случаях особенно необходима тщательная дифференциальная диагностика, с использованием современных возможностей компьютерной микровидеодиагностики, в том числе с использованием специализированных диагностических программ, в частности TrichoScience Pro V 1.1.[10,11,12].Приводим собственное клиническое наблюдение, демонстрирую-щее важность их применения для дифферениальной диагностики клинических форм алопеции. 

Пациентка К., 47 лет. Обратилась с жалобами на частичное отсутствие волос на волосистой части головы, ресниц и бровей, которое началось более 15 лет назад (рис.1,2).Акцентирует внимание на то, что в течение первого года  процесс выпадения волос  имел диффузный характер. К специалистам не обращалась, лечилась самостоятельно народными методами: втирала в кожу головы репейное масло, сок лука и чеснока, отвары из трав.Улучшения  не было. Связывает начало выпадения волос с перенесенным стрессом (развод) и последующим похудением на 15 кг за 2 месяца. В анамнезе кожная патология отсутствует. Соматическую патологии отрицает. Лекарственные средства не принимает. Гинекологический анамнез не отягощен.

Status localis: при визуальном клиническом осмотре отмечаются обширные зоны облысения неправильной формы. Отсутствие волос  области волосистой части головы составляет около 50 %, брови и ресницы отсутствуют. Волосы тусклые, сухие.  При проведении тракционной пробы удаляется от 5 до 10 волос. Волосы эпилируются легко и безболезненно во всех зонах (Рис.1,2).

     

Рис.1.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:     Рис.2.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:

Очаговая алопеция (вид спереди).        Очаговая алопеция (вид сзади).   

С помощью компьютерной программы TrichoScience Pro V 1.1 пациентке было проведено диагностическое обследование, в ходе которого были выявлены следующие дерматоскопические признаки:- «жёлтые точки» (пустые фолликулы) как признак, отражающий задержку роста новых волос. Этот признак характерен для очаговой и андрогенной  алопеции.  Выявление «желтых точек» на участках кожи, где сохраняется рост волос, свидетельствует о прогрессировании заболевания (Рис.3).                                

Рис.3.Пациентка К., 47 лет. Диагноз: Очаговая алопеция. До лечения. «Желтые точки» - пустые фолликулы в зоне поредения волосистой части головы.                                                    

Рис.4.Пациентка К.,47 лет. Диагноз: Очаговая алопеция.До лечения. Подсчет количества желтых точек на см2.В зоне поредения волосистой части головы определяется 16 «желтых точек».

- «белые точки»- следы зарубцевавшихся волосяных фолликулов-неблагоприятный признак очаговой алопеции (рис.5), свидетельствующий о неблагоприятном течении заболевания.

Рис.5. Пациентка К,47 лет.Диагноз: Очаговая алопеция. До лечения. «Белые точки»-зарубцевавшиеся волосяные фолликулы в зоне поредения волосистой части головы.

Пигментация в зоне поредения кожи волосистой части головы в виде «медовых сот» (рис.6).Этот признак свидетельствует о развитии очаговой алопеции.

Рис.6.Пациентка К.,47 лет. Диагноз: Очаговая алпеция. До лечения. Пигментация кожи волосистой части головы в виде «медовых сот».

У данной пациентки периферическое кровоснабжение сохранено (в  отличие от большинства пациентов с очаговой алопецией). Отсутствие патологических васкулярных признаков свидетельствует о возможности благоприятного разрешения процесса (Рис.7).                                          

Рис.7.Пациентка К. До лечения. Диагноз: Очаговая алопеция. Петли кровеносных сосудов в коже волосистой части головы  хорошо видны на фоне жирного блеска кожи  и «белых точек».

 При проведении компьютерной микровидеодиагностики с трихограммой  у пациентки выявлено наличие большого числа (80%)  волос с луковицами в стадии телогена (Рис.8) и наличие на них «жировых капсул» (рис.9).                                                    

                       

Рис.8.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:        Рис.8.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:

Очаговая алопеция.Трихоскопия             Очаговая алопеция. Трихоскопия (ув.

(ув.на 200)-луковицы в стадии                 на 200)- «жировая капсула» на

телогена. До лечения.                               луковице волоса. До лечения.

Принимая во внимание данные анамнеза, в частности стресс, как инициирующий фактор выпадения волос,  проведено дополнительное обследование пациентки с использованием валидизированных психотерапевтических тестов. Анализ результатов тестирования показал, что пациентка относится к алекситимическому типу личности (по Торонтскому тесту) и находится в состоянии тяжелой депрессии по шкале Цунга [10].Торонтский  алекситимический тест включает 26 факторов, по которым определяется психологическая характеристика личности, в частности, алекситимия, которая рассматривается как фактор риска психосоматических заболеваний.Тестирование по шкале Цунга включает 20 факторов, которые дают возможность определить четыре уровня депрессии пациента.Клинический диагноз: Гнездная плешивость (L63.2), лентовидная форма. Рекомендована консультация психотерапевта, по результатам которой поставлен диагноз: Депрессивный эпизод (F32.0)  средней степени тяжести. Для снижения уровня тревоги назначен препарат, относящийся к группе  анксиолитиков на основе аминофенилмасляной кислоты: по 1 таблетке 3 раза в день, в течение 3 месяцев, затем по 1 таблетке 2 раза в день еще 3 месяца. Параллельно проведено лечение препаратом, показанным при заболеваниях, сопровождающихся нарушением структуры волос и их выпадением, относящимся к группе витаминов и витаминоподобных средств, содержащем витамины группы группы В (В1, В5, В6),парааминобензойную кислоту, микроэлементы (железо, цинк, медь), аминокислоты (L-цистин, метионин),  медицинские дрожжи, экстракты растений, кремния диоксид: по 2 капсулы  3 раза в день  во время  еды  в течение первых трех месяцев, затем по 1 капсуле 3 раза в день  в течение следующих трех  месяцев. Параллельно проведён  курс топической терапии по  запатентованному способу (Патент РФ №2248211/03-2005) с применением  серосодержащего препарата, который  вводился подкожно по 2,2 мл 1 раз в неделю, в область волосистой части головы, на курс 30 сеансов. Наружно на волосистую часть головы  наносилась маска, содержащая серу очищенную и дистиллированную  воду в соотношении 4:1. Время экспозиции 4 часа. На курс - 10 сеансов.  Результаты лечения: выпадение волос прекратилось через месяц от начала лечения, первые пушковые волосы начали появляться в начале второго месяца лечения.

Рис.10.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:    Рис.11.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:

Очаговая алопеция,лентовидная            Очаговая алопеция, лентовидная

форма, через 3 месяца лечения              форма, через 3 месяца после лечения

(вид спереди).                                           (вид сзади).

При ежемесячном контрольном  обследовании, с помощью программы TrichoScienceProV1.1 «желтые точки»  и пигментация кожи в виде «медовых сот» начали бледнеть через два месяца лечения и полностью исчезли к четвертому. На третьем месяце лечения начали расти терминальные волосы (рис.10,11).                                                    

  

 Рис.12.Пациентка  К.,47 лет.Диагноз:         Рис.13.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:

Очаговая алопеция,лентовидная форма,      Очаговая алопеция,лентовидная

через 6 месяцев от начала лечения               форма, через 6 месяцев от начала  

(вид спереди).                                                 лечения (вид сзади).

Полное восстановление роста терминальных волос по всей поверхности  волосистой части головы  наступило через 6 месяцев от начала лечения (рис.12,13).  

При контрольном наблюдении пациентки через 9 месяцев после терапии констатировано полное клиническое выздоровление (Рис.14,15).                                                     

   

Рис.14.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:      Рис.15.Пациентка К.,47 лет.Диагноз:

Очаговая алопеция,лентовидная форма,Очаговая алопеция,лентовидная

через 9 месяцев от начала лечения          форма, через 9 месяцев от начала  

(вид спереди).                                            лечения (вид сзади).

Таким образом, при тщательном своевременном обследовании пациентки с использованием современной диагностической программы, было диагностировано развитие более сложного и трудно поддающегося лечению процесса – лентовидной формы очаговой алопеции, что дало возможность применить адекватную терапию с последующим клиническим выздоровлением.                          

 

 

1

Литература

Адаскевич В.П., Мяделец О.Д., Тихоновская И.В. Алопеция.-М.: Мед.книга,2000.-187с.

References

V. P. Adaskevich, O. D. Myadelets, I. V. Tikhonov Alopecia.-M.: Med.book,2000.-187с.

 

 

2

Рук А., Даубер Р. Болезни волос и волосистой части головы / Пер. с англ. яз. -М.: Медицина, 1985.-528с.

Ruk, A., Dauber, R. diseases of the hair and scalp / TRANS. from English. yaz. -M.: Medicine, 1985.-528с.

 

 

3

 

Баткаев Э.А.,Галлямова Ю.А.,Хассан Аль-Хадж Халед. Диффузная алопеция / Методическое пособие.- М.,2010. – 32с.

Batkaev E. A.,Yu. A. Gallyamova,Hassan Al-Haj Khaled. Diffuse alopecia / Methodical manual.- M.,2010. – 32C.   

 

 

4

 

Гаджигороева А.Г. Оптимизация лечения гнездной алопеции при частичной потере волос  на голове // Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. – 2010; 3:  10-16.

A. G. gadzhigoroeva optimization of the treatment of alopecia areata with partial loss of hair on the head // Experimental and clinical dermatocosmetology. – 2010; 3: 10-16.

 

 

5

 

 

Гаджигороева А.Г. Изучение биологических и молекулярных механизмов роста волос помогает подобрать новые эффективные препараты для их лечения // Клиническая  дерматология и венерология.-2007.-№6.-с.35-39.

A. G. gadzhigoroeva the Study of biological and molecular mechanisms of hair growth helps to find new effective drugs for their treatment // Clinical dermatology and venereology.-2007.-№6.-p. 35-39. 

 

 

6

 

Гаджигороева А.Г. Система терапии  диффузной алопеции и структурного повреждения волос // Вестник эстетической медицины. 2008.-№1.-с.72-78.

A. G. gadzhigoroeva therapy System of diffuse alopecia and structural hair damage // journal of aesthetic medicine. 2008.-№1.-p. 72-78.

 

7

 

Гаджигороева А.Г.  Применение дермоскопии при гнездной алопеции// Экспериментальная  и клиническая дерматокосметология.-2009.-№2.-с.58-60.

A. G. gadzhigoroeva the Use of Dermoscopy in alopecia areata// Experimental and clinical dermatocosmetology.-2009.-№2.-p. 58-60.

 

8

 

Павлова О.В. Основы психодерматологии .-М.:Издательство ЛКИ,2007.-240с.

Pavlova O. V. the Basics of psychodermatology .-Moscow:LKI Publishers,2007.-240s.

 

 

9

 

 

Ihm C. W., Hong S. S., Mun J. H., Kim H. U. Histopathological pictures of the initial changes of the hair bulbs n alopecia areata // Am. J. Dermatopathol. -2004; 26: 249-253.

 Ihm C. W., Hong S. S., Mun J. H., Kim H. U. Histopathological pictures of the initial changes of the hair bulbs n alopecia areata // Am. J. Dermatopathol. -2004; 26: 249-253.

 

10

 

Rebora A. Alopecia areata incognita // J. Am. Acad. Dermatol. – 2011; 65(6): 1228.

Rebora A. Alopecia areata incognita // J. Am. Acad. Dermatol. – 2011; 65(6): 1228.

 

11

 

Whiting D. A. Histopathologic features of alopecia areata. A new look // Arch. Dermatol. – 2002; 139: 1555-1559.15.

Whiting D. A. Histopathologic features of alopecia areata. A new look // Arch. Dermatol. – 2002; 139: 1555-1559.15.

 

12

 

 Tosti A. Dermatoscopy of Hair and Scalp Disorders with Clinical and Patological Correlations.- U.K.: Informa,2007.

 Tosti A. Dermatoscopy of Hair and Scalp Disorders with Clinical and Patological Correlations.- U.K.: Informa,2007.

Диффузная алопеция. Состояние проблемы, возможности современной диагностики, клинические наблюдения.Уральский Медицинский Журнал N3, 2013 год,Екатеринбург.

Урюпина Е.Л.

Research and production Association, Centre of Trichology and Oncologie, Russia, Ekaterinburg

Diffusion alopetion. Condition of a problem, possibility of modern diagnostics, clinical supervision.

Urupina E.L.

Research and production Association, Centre of Trichology and Oncologie, Russia, Ekaterinburg___________________________________________________

Резюме

Целью исследования было изучение частоты встречаемости диффузной алопеции среди 1049 пациентов специализированного трихологического амбулаторного приёма, определение преморбидного фона и потенциальных клинико-анамнестических факторов риска  формирования  диффузного  выпадения волос. Диагностическое исследование и оценка эффективности лечения проводилось  с помощью компьютерной  программы Tricho- ScienceProV1.1. В статье представлен разбор двух клинических случаев пациентов с диффузной алопецией.

Ключевые слова: диффузная алопеция, клиническая структура, факторы риска, диагностическая, компьютерная  программа TrichoScienceProV1.1, лечение.

Summary

The aim of the research was to study the frequency of occurrence of the diffuse alopecia among 1049 patients of specialized trichologi outpatient appointment, determination of the premorbid background and potential clinical and anamnestic risk factors of formation of diffuse hair loss. Diagnostic study and assessment of the effectiveness of the treatment was carried out with the help of diagnostic computer  program TrichoSciencePro V1.1. The article presents the analysis of two clinical cases of patients withdiffuse alopecia.
Key words:diffuse alopecia, clinical structure, risk factors, diagnostic,  acomputer program TrichoSciencePro V1.1, the treatment.

_______________________________________________________________

Введение 

Среди заболеваний кожи патология  волос составляет около  4% [1,2]. Актуальность проблемы диффузной алопеции  заключается в ее большой распространенности среди населения, нередко прогрессирующем течении,  а при длительном заболевании и значительном поредении волос –формированием  психологической дезадаптации. 

По данным некоторых авторов  из всех алопеций около 40% приходится на андрогенную алопецию, 30% на гнездную, 20% составляют случаи телогенового выпадения волос, реже встречаются рубцовые алопеции (10%), трихотилломания и различные дистрофии стержня волоса [3]. Некоторые авторы пользуются общим термином «диффузная алопеция», «диффузное выпадение волос», другие подразделяют её на телогеновую (симптоматическую) и анагеновую (токсическую) [3,4].

Диффузная  алопеция – это заболевание, характеризующееся распро-странённым диффузным выпадением волос, связанным с нарушением физиологической смены их фаз роста в результате воздействия на волося- ные фолликулы различных эндогенных и экзогенных факторов [4,5,6,7,8,9,10,11].Частота встречаемости случаев диффузной алопеции у мужчин и женщин неодинакова и  преимущественно встречается у женщин. Часто диффузная алопеция встречается после родов [12,13,14,15,16]. Некоторые авторы считают, что диффузное выпадение волос у женщин передаётся по наследству как рецессивный признак [17].В последнее время большое значение уделяется дисбалансу микроэлементов как одной из причин, влияющих  на выпадение волос, для роста и развития которых необходимо их оптимальное количество и соотношение [18,19,20,21,22,23].

Существенную роль в формировании клинической картины болезни играет структура личности больного [24,25,26]. Наслоение социальных и эмоциональных стрессовых факторов превращает такой процесс, как выпадение волос, в хроническое, нередко, сложное для лечения заболевание, что приводит к развитию психологической и  социальной дезадаптации больных, снижению их качества жизни [26, 27,28].

Ключевое звено патогенеза диффузной алопеции – симптоматическое поражение фолликулярного эпителия, которое может проявиться в двух вариантах: резком угнетении активности деления клеток матрикса, либо преждевременном одновременном переходе волосяных фолликулов из фазы анагена через катаген в фазу телогена [29]. Ежедневная физиологическая потеря составляет до100 волос. Однако, под влиянием различных внешних и внутренних факторов синхронность волосяных циклов нарушается и возникает избыточное выпадение - до 1000 волос в день, что и приводит к алопеции [30,31,32,33,34,35,36].

Для выбора оптимального лечения необходимо выяснение провоцирующих факторов, точная диагностика и определение характера выпадения волос. К современным методам диагностики диффузной алопеции прежде всего следует отнести трихограмму – определение состояния корней волос. Трихограмма позволяет дифференцировать анагеновое и телогеновое выпадение волос. Процент телогеновых волос в трихограмме в норме составляет около 10%. При диффузном выпадении волос их удельный вес значительно выше [37]. Относительно новым направлением в диагностике патологии волос является использование специальных программных комплексов, в частности, компьютерной программы TrichoScienceProV1.1, сочетающейся с пери-ферийным видео-оборудованием [38,39,40,41,42,43,44,45,46].

Успехи фармакотерапии диффузной алопеции привели к улучшению прогноза, повышению психологического комфорта и качества жизни пациентов с этой патологией, однако, не всегда удаётся восстановить первоначальное состояние волос и добиться полного излечения [44,45,46]. В ряду лекарственных средств, используемых у пациентов с диффузной алопецией, наиболее широкое распространение имеют витамины и минералы. Дисбаланс макро- и микроэлементов корригируется назначением специально разработанных препаратов, содержащих минеральные комплексы, так и препаратов общетерапевтического назначения, в состав которых входят микроэлементы, что приводит, помимо основного терапевтического эффекта, к активизации роста и развития волос [47,48,49,50,51,52,53,54,55,56,57,58,59,60,61,62].Обеспечение организма необходимой суточной дозой микроэлементов является универсальным настройщиком дезинтоксикационной и антиоксидантной систем организма [63].Одним из наиболее часто используемых препаратов является миноксидил [64,65,66]. Дополнительными методами лечения диффузной алопеции могут быть мезотерапия, физиотерапия, фитотерапия, гомеопатия [67,68,69,70,71,72,73,74,75,76,77]. Широкое распространение в лечении алопеции получила трансплантация собственных и искусственных волос  [78,79,80,81]. Психотерапия также может быть рассмотрена как один из методов лечения диффузной алопеции [82]. При распространённой диффузной алопеции проблема эффективного лечения  до сих пор остаётся актуальной.        

Целью исследования было изучение частоты встречаемости диффузной алопеции среди пациентов специализированного трихо-логического амбулаторного приёма, определение преморбидного фона и клинико-анамнестических факторов риска развития диффузного выпадения волос.

Материалы  и методы  исследования 

На специализированном трихологическом  приёме с 2003 по 2011 год было проведено клиническое обследование 1049 пациентов, обратившихся с жалобами на выпадение волос. Возраст пациентов составил от 10 до 65 лет. В возрасте 10-17 лет было обследовано 6 % пациентов, от 18 до 45 лет -78 %,от 46 до 65 лет - 16%.Большую часть составляли пациенты в возрасте от 25 до 40 лет (77%), преимущественно женщины (79%).Обследование проводилось по стандартной  схеме: жалобы пациента, изучение анамнеза заболевания и дерматологический осмотр, при котором оценивалась физиологичность окраски кожного покрова, наличие  себореи, себорейного дерматита кожи волосистой части головы, простого питириаза,  акне, признаков гирсутизма на лице, патологии  ногтей.

Проводилось фотографирование поражённых областей с помощью цифрового фотоаппарата SONY Cyber-shot    (Япония) с расстояния 1 м от пациента, в условиях постоянного дневного освещения. Оценка состояния волос и кожи волосистой части головы проводилась методом компьютерной микровидеодиагностики  и трихограммы с использованием сертифицированной специальной  цифровой  видео-камеры NEW DOLPHIN (AranHuvisCo.LTD., Республика Корея) и двух объективов с увеличением на 60 (для исследования внешней поверхности кожи и волос) и с увеличением на 200 (для исследования состояния волосяных фолликулов и кожи головы) в сочетании со специализированной диагностической  компьютерной  программой Трихосаенспро/TrichoScienceProV1.1.(Россия). Данные, в динамике наблюдения (до лечения, в дальнейшем 1 раз в месяц в течение 6 месяцев) фиксировались в компьютерной базе данных и обрабатывались с помощью компьютерной программы.По клиническим показаниям,  некоторым пациентам для оценки психо-эмоционального состояния проводилось обследование с использованием валидизированных психотерапевтических  тестов: шкалы  Цунга  и  Торонтского алекситимического  теста [83,84,85,86]. Статистическая обработка результатов проводилась при помощи пакета программ Microsoft Excel Starter  2010 .

Результаты исследования

По результатам обращаемости  пациентов была определена клиническая структура основной  патологии волос: диффузная алопеция была диагностирована у 622 пациентов, что составило 59,30% от всех обратившихся, у 310 пациентов была выявлена андрогенная алопеция (29,55%), у 117-гнёздная алопеция (11,15%) – рис.1. Из 622 пациентов с диффузной алопецией было 130 мужчин (20,9 %)в возрасте от  18 до 45 лет, женщин 492 (79,1%) в возрасте от 18до 49 лет.

Рис.1.Клиническая структура патологии волос на  специализированном трихологическом приёме. 

Анализ преморбидного фона и клинико-анамнестических факторов риска показал, что у 436  (70,1%) пациентов с диффузной  алопецией имелись факторы,  провоцирующие  заболевание (см. табл. 1). У 186  (29,9%) человек  их выявить не удалось.                                                         

Таблица 1.Частота факторов риска у больных с диффузной алопецией*

Фактор

Количествопациентов

удельный вес встречаемости фактора

Генетическая предрасположенность (алопеция у родителей)

190

30,54

Эпизоды диффузного выпадения волос в анамнезе                         

339

54,5

Приём лекарственных препаратов за последние 6 месяцев:антибиотиков, гормонов, пероральных контрацептивов, противовирусных препаратов, тиреостатиков, ретиноидов.

 

66

 

10,6

Вредные привычки (курение, алкоголь) 

179

28,77

Травмы, операции за последний год (черепно-мозговые травмы, операции, проводимые под наркозом и сопровождающиеся кровопотерей)

 

97

 

15,59

Соматическая  патология: заболевания эндокринной системы, желудочно-кишечного тракта, мочеполовой и нервной системы.

 

 

317

 

 

50,96

Сопутствующие кожные заболевания (угревая болезнь, себорейный дерматит кожи волосистой части головы, псориаз, атопический дерматит, экзема, гирсутизм лица)

 

122

 

19,6

Экзогенные факторы (смена климатической зоны, переезд в другой город, смена привычного образа жизни, работа в ночную смену, эмоциональные, умственные и физические нагрузки)

 

186

 

29,9

Психоэмоциональная нестабильность (плаксивость, раздражительность), связанная с пережитым стрессом           

302

48,55

* У одного и того же пациента отмечалось несколько факторов риска.

Среди обратившихся у 54,5% пациентов  эпизоды диффузного вы-     падения волос были в анамнезе жизни, сопутствующая соматическая патология была  у 50,96 % больных, психоэмоциональную нестабильность, связанную с пережитым стрессом, отметили 48,55 % пациентов. У каждого третьего пациента с диффузной алопецией отмечена генетическая предрасположенность (30,54%), а также влияние экзогенных факторов, а именно - смена климатической зоны, переезд в другой город, смена привычного образа жизни, работа в ночную смену, эмоциональные, умственные, физические нагрузки у 29,9% пациентов.

Приводим описание клинических случаев.

1)Пациентка М., 32 лет. Обратилась с жалобами на выпадение волос и их поредение,  которое началось  через 3 месяца после родов и продолжается в течение  1,5 лет. Отмечает повышенную сальность волос. К врачу не обращалась. Применяла народные методы лечения (втирание в кожу головы сока лука, чеснока, репейного масла), которые эффекта не принесли. Наследственность не отягощена. Кожная патология отсутствует. Лекарственные средства не принимает. Соматическую патологию отрицает. Гинекологический анамнез спокойный.

Status localis: при визуальном клиническом осмотре отмечается поредение волос в лобно-теменной области. Кожа волосистой части головы имеет характерный сальный блеск. Зона поредения в области срединного пробора приблизительно шириной 1,5 см и длиной 10 см. Волосы тусклые. При проведении тракционной пробы удаляется  от 5 до 10 волос.  Волосы эпилируются легко и безболезненно во всех зонах. При проведении компьютерной микровидеодиагностики выявлено: характерный блеск кожи волосистой части головы  из-за гиперпродукции кожного сала, расширенные устья волосяных фолликулов (рис.2). Данные  трихограммы: более 50 % волос находятся  в стадии телогена (рис 3).Отсутствие мозгового вещества в стержне волоса (рис.4). Волосы в стадии анагена с признаками  дистрофии (диаметр луковицы волоса равен диаметру стержня) и атрофии (диаметр луковицы волоса тоньше диаметра стержня волоса) (рис.5). При проведении исследования с помощью диагностической программы TrichoSienceProV1.1, обнаружено наличие пустых фолликулярных юнитов (рис.6) или с одиночными волосами, истончение волос, высокий процент веллусов (рис.7), снижение плотности волос (рис.8), снижение диаметра волос, анизотрихоз (разнокалиберность) волос (рис.9).

     

Рис.2.Блеск кожи и расширенные волосяные фолликулы (ув.на 60).

Рис.3.В трихограмме более 50% луковиц  в стадии  телогена

(ув.на 60).

Рис.4.Отсутствие мозгового вещества в стержне волоса

(ув.на 200).

     

Рис.5.Атрофичная анагеновая луковица (ув.на 200).

Рис.6.Пустые фолликулярные юниты (ув.на 200).

Рис.7.Одиночные фолликулярные юниты, веллус (ув.на 60).

Рис.8.График снижения плотности волос                                          

Рис.9. График снижения диаметра волос и анизотрихоза.

Клинический диагноз:Телогенное выпадение волос (L65.0). Проведено лечение препаратом, относящимся к группе витаминов и витаминоподобных средств, содержащем витамины группы группы В (В1, В5, В6),парааминобензойную кислоту, микроэлементы (железо, цинк, медь), L-цистин, метионин,  медицинские дрожжи, экстракты растений, кремния диоксид, показанным при заболеваниях, сопровождающихся нарушением структуры волос и их выпадением:по  2капсулы  3 раза в день  во время  еды  в течение первого месяца, затем по 1 капсуле 3 раза в день  в течение двух месяцев. Проведён  курс комплексного запатентованного лечения (Патент РФ №2248211/03-2005) с применением  серосодержащего препарата, который  вводился подкожно по 2,2 мл 1 раз в неделю, в область кожи волосистой части головы, 10 сеансов. Наружно на волосистую часть головы  наносилась маска, содержащая микроэлементы и растительные экстракты в соотношении 1:4, с целью  снижения гиперпродукции кожного сала. Время экспозиции 4 часа, 10 сеансов. Полное восстановление наступило через 6 месяцев от начала лечения (рис.10,11,12).

     

Рис.10.Больная М. 

До лечения.

Рис.11.Больная М.

Через 3 месяцев.

Рис.12.Больная М.  

Через 6 месяцев

2)Пациент Р.,25 лет. Обратился с жалобами на выпадение волос, особенно  заметное в процессе мытья  и общее поредение волос в течение последнего  года, которое началось после окончания ВУЗа в период  устройства на работу. Отмечает повышенную сальность волос и кожи головы и обусловленную этим необходимость в ежедневном мытье. К врачу не обращался. Самостоятельно не лечился. Наследственность не отягощена. Кожной патологии в анамнезе нет. Лекарственные средства не принимает. Соматическую патологию отрицает. Питание полноценное. Кожная патология отсутствует.

Status localis: визуально отмечается поредение волос в лобно-теменной и височно-теменной областях кожи волосистой части головы. Волосы эпилируются легко и безболезненно во всех зонах. При проведении тракционной пробы удаляется  от 5 до 10 волос. При проведении компьютерной микровидеодиагностики  выявлено: характерный блеск кожи из-за гиперпродукции кожного сала, расширенные устья волосяных фолликулов. При проведении трихограммы 40 % волос в стадии телогена. Наличие «жировых капсул» на луковицах волос. Луковицы в стадии анагена атрофичны и дистрофичны, «стрессовый корень» имеет вид обожжёной спички (рис.13). Отсутствует мозговое вещество в стержне волоса. При исследовании с помощью диагностической программы TrichoScienceProV1.1 отмечается наличие пустых фолликулярных юнитов, истончение волос, высокий процент веллусов, снижение плотности  и диаметра волос в лобно-теменной и височно-теменной областях кожи волосистой части головы, анизотрихоз, нарушение кровоснабжения кожи волосистой части головы в лобно-теменной области (рис.14) .                                                                                                

При проведении валидизированных психотерапевтических тестов и их анализе установлено, что пациент относится к группе риска по Торонтскому алекситимическому тесту личности и находится в состоянии лёгкой депрессии по шкале Цунга.

   

Рис.13. «Стрессовый корень».

Рис.14.Петли кровеносных сосудов не видны.

Клинический диагноз: Телогенное  выпадение волос  (L65.0).

Рекомендована  консультация психотерапевта, по результатам которой  для снижения уровня тревоги назначен препарат на основе аминофенилмасляной кислоты из группы ноотропных средств: по 1 таблетке 3 раза в день, после еды, в течение 1 месяца.

Проведено лечение препаратом, относящимся к группе витаминов и витаминоподобных  средств, содержащем витамины группы группы В (В1, В5, В6),парааминобензойную кислоту, микроэлементы (железо, цинк, медь), L-цистин, метионин,  медицинские дрожжи, экстракты растений, кремния диоксид, показанным при заболеваниях, сопровождающихся нарушением структуры волос и их выпадением: по 2 капсулы 3 раза в день во время еды 1 месяц, затем по 1 капсуле 3раза в день в течение двух  месяцев, а также комплексное запатентованное лечение (Патент РФ № 2248211/03-2005) с применением серосодержащего  препарата, вводимого подкожно, по 2,2 мл 1 раз в неделю, в область кожи волосистой части головы,10 сеансов, в дальнейшем  наружно наносилась маска из микроэлементов и растительных экстрактов, в соотношении 1:4, 1 раз в неделю,10 сеансов, с целью  снижения гиперпродукции кожного сала. Время экспозиции 4 часа. Значительное сокращение зоны поредения  наступило через 6 месяцев лечения (рис.15,16). 

   

Рис.15.Больной Р.До лечения.   

Рис.16.Больной Р. Через 6 месяцев лечения.

Заключение.

Проблема диффузного выпадения волос продолжает оставаться актуальной в силу её широкой распространённости среди населения, отсутствия надёжных методов терапии и склонности к рецидивам.Большое значение в выборе лечения имеет правильная и своевременная диагностика с использованием современных методов, а именно, три-хограммы, диагностических  компьютерных  программ, что позволяет определить тип и характер выпадения волос и назначить адекватное эффективное лечение. 

 Список использованной литературы

1.Дрибноход  Ю.Ю. Руководство по уходу за волосами. Советы профессионала. СПб.:  Издательский дом «Нева», 2004.

2.Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В. Руководство по дерматокосметологии  СПб.: Фолиант, 2008.  

3.Андреева С. Тайны роста и потери волос: центральная роль стволовых клеток. Косметика и медицина. 2003;3:16-22.

4.Адаскевич В.П., Мяделец О.Д., Тихоновская И.В. Алопеция. М.: Мед.книга,2000.

5.Баткаев Э.А., Галлямова Ю.А., Хассан Аль-Хадж Халед. Диффузнаяалопеция: методическое пособие. М., 2010.

6.Гаджигороева А.Г.СИСТЕМА ТЕРАПИИ ДИФФУЗНОЙ АЛОПЕЦИИ И СТРУКТУРНОРГО ПОВРЕЖДЕНИЯ ВОЛОС. Вестник эстетической медицины. 2008;1:72-78.

7. Гаджигороева А.Г.  Болезни волос: классификация. Нерубцовыеалопеции. Consilium Medicum.2008;1:41-45.

8.Гаджигороева А.Г.  Применение дермоскопии при гнездной алопеции. Экспериментальная  и клиническая дерматокосметология.2009;2:58-60.

9.Гаджигороева  А.Г. Системная терапия диффузной алопеции и структурного повреждения волос. Вестник эстетической медицины.2008;1:72-78.

10.Галлямова Ю.А., Верхогляд И.В., Аль-Хадж ХассанХалед, Амбарян Д.А. Нарушение микрогемодинамики кожи волосистой части головы у больных диффузной алопецией. Российский журнал кожных и венерических болезней.2010; 3:52-54.

11.Данилов С.И., Едина А.С. Факторы, приводящие к развитию телогеновойалопеции у женщин. Вестник Санкт-Петербургской гос. мед. Академии им.  И.И. Мечникова.2008;4:139-142.                                                                                                       

12.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Диффузная алопеция: проблема и пути решения. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология.2010;3:33-37.

13.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка эффективности локального терапевтического воздействия на кожу волосистой части головы при диффузной алопеции. Клиническая дерматология и венерология. 2010;4:55-58.

14.Кардашова Д.З. Комплексный подход – основа эффективного лечения алопеции. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. 2012;1:58-63.

15.Кандалова О.В. Алопеция при беременности. LesNouvellesEsthetiques. 2004;3:32-34.

16.Громова О. Эстетические проблемы при беременности и лактации. Микроэлементы. Часть 2. Эстетическая медицина. 2006;5(1):15-20.

17.Аравийская, Е.В. Облысения. Дифференциальный анализ. Методы терапии. СПб.: СОТИС, 2003.

18.Количественный химический анализ биологических объектов. Методика  определения содержания  химических  элементов  в  диагностируемых  биосубстратах  методом атомно-эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (утв. Минздравом РФ 27.06.2003 № ФЦ/3286).

19.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка эффективности локального  терапевтического воздействия на кожу волосистой части кожи головы при диффузной алопеции. Клиническая дерматология и венерология. 2010;4:55-58.

20.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка взаимосвязи состава микроэлементов в волосах с параметрами фототрихограммыпри  диффузной алопеции. Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии.2010;4:5-8.                       

21.Галлямова Ю. А., Ханед аль- хадж Хасан.  Нарушение микроэлементного состава волос у пациентов с диффузнойалопецией. Эксперим. и клинич. дерматокосметология.2008;4:54-60.

22.Скальный А.В. Микроэлементозы человека ( диагностика и лечение ).М.: КМК,2001.

23.Скальный А.В., Агаджанян Н.А. Химические элементы в среде обитания и экологический портрет человека. М.: КМК,2001.

24.Кошевенко Ю.Н. Психосоматические дерматозы в косметологической практике. Особенности клиники, патогенеза, лечения, профилактики и реабилитации. Российский журнал кожных и венерических болезней. 1999;6:60-65.

25.Кошевенко Ю.Н. Косметологические проблемы волос у человека. Российский журнал кожных и венерических болезней. 2000;3:62-66.

26.Павлова О.В. Основы психодерматологии .-М.:Издательство ЛКИ,2007.

27.Тхостов А.Ш. Психология телесности.М.:Смысл,2002

28.Шарова Н. М., Антропов Ю.Ф., Балабанова В.А. Особенности психологического статуса  детей с различными формами алопеции. Сибирский  журнал дерматологии  и венерологии. 2004;35:44.

29.Баткаев Э.А., Галлямова Ю.А., Хассан Аль-Хадж Халед. Диффузнаяалопеция: методическое пособие. М., 2010.

30.Галлямова Ю.А., Халед Хасан, Чернышова М.П.  Диффузная алопеция. Лечащий  врач. 2007;9: 14-17.           

31.Гаджигороева А.Г.  Система терапии диффузной алопеции и                               структурного повреждения волос. Вестник эстетической медицины. 2008; 1: 72-78.

32.Божченко А.А. Рубцовые и нерубцовыеалопеции: особенности патогенеза и терапии [автореф. дис. канд. мед.наук]. СПб.,1999:255с.

33.Данилов С.И., Едина А.С. Факторы, приводящие к развитию телогеновойалопеции у женщин. Вестник Санкт-Петербургской гос. мед.академии им. И.И. Мечникова.2008;4:139-142.

34.Мазитова Л. Современные подходы к патогенезу и лечению  андрогензависимых патологий волос. LesNouvellesEsthetiques.2002;5:84-88.

35.Потекаев Н.Н., Гаджигороева А.Г., Терещенко Г.П. Современные представления об этиологии и патогенезе очаговой алопеции. Клин.дерматол. и венерол. 2009;4:4-8.

36.Рук А., Даубер Р. Болезни волос и волосистой части головы. Пер. с англ. М.: Медицина, 1985.

37.Дрибноход Ю.Ю. Руководство по уходу за волосами. Советы профессионала. СПб.:  Издательский дом «Нева», 2004.

38.Суворова К.Н., Хватова Е.Г. Клинические аспекты диагностики в трихологии. Экспериментальнаяиклиническаядерматокосметология. 2005;2:54-57.

39. Ross E.K., Vincenzi C., Tosti A. Videodermoscopy in the evaluation of hair and scalp disorders .J. Am. Acad. Dermatol. 2006; 55: 799-806.

40. Radnika L, Olszewska M, Mojsterek M, et al. Presence and future of dermoscopy. Exp. ReviewDermatol.2006;1:769-772.

41.Метляева М.Б., Юцковская Я.А., Малова Т.А. Диагностика волос при

алопециях. Современные наукоемкие технологии.2005;8:67-68.

42.Нажмутдинова Д.К., Таха Т.В. Алопеция: диагностика и лечение. Медицинский совет.2010;5-6:87-91.

43.Никольская Ю.Н., Гузей Т.Н. Современные методы лечения и диагностика заболеваний волосистой части головы. Сибирский журнал                           дерматологии и венерологии. 2007;8:90-93.                                                                           

44.Суворова К.Н., Е.Г. Хватова. Клинические аспекты диагностики в трихологии. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. 2005;2:54-57.

45.Татарченко Е.А. Диагностика и лечение выпадения волос. Cosiliummedicum. Дерматология. 2010;18-19.

46.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка эффективности локального  терапевтического воздействия на кожу волосистой части кожи головы при диффузной алопеции. Клиническая дерматология и венерология. 2010;4:55-58.

47.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка взаимосвязи состава микроэлементов в волосах с параметрами фототрихограммыпри  диффузной алопеции. Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии.2010;4:5-8.        

48.Панченко, Л.Ф., Маев И.В., Гучевич К.Г. Клиническая биохимия микроэлементов. М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ,2004.

49.Авцин А.П., Жаворонков А.А. и др.  Микроэлементозы человека: этиология, классификация, органопатология. – М.:Медицина,1991.

50.Количественный химический анализ биологических объектов. Методика  определения содержания  химических  элементов  в  диагностируемых  биосубстратах  методом атомно-эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (утв. Минздравом РФ 27.06.2003 № ФЦ/3286).

51.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка эффективности локального  терапевтического воздействия на кожу волосистой части кожи головы при диффузной алопеции. Клиническая дерматология и венерология. 2010;4:55-58.

52.Елкина О.В., Мордовцева В.В. Оценка взаимосвязи состава микроэлементов в волосах с параметрами фототрихограммыпри  диффузной алопеции. Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии.2010;4:5-8.                       

53.Галлямова Ю. А., Ханед аль- хадж Хасан.  Нарушение микроэлементного состава волос у пациентов с диффузнойалопецией. Эксперим. и клинич. дерматокосметология.2008;4:54-60.

54.Скальный А.В. Микроэлементозы человека ( диагностика и лечение ).М.: КМК,2001.

55.Скальный А.В., Агаджанян Н.А. Химические элементы в среде обитания и экологический портрет человека. М.: КМК,2001.

56.Скальный А.В., Быков А.Т.  Эколого-физиологические аспекты применения  макро- и микроэлементов в восстановительной медицине.Оренбург: РИК ГОУ ОГУ,2003.

57.Скальная, М.Г. Гигиеническая оценка влияния минеральных компонентов рациона питания и среды обитания  на здоровье населения мегаполиса: [автореф. дис. д-ра мед.наук]. М.,2005.-42с.

58.Скальный А.В. Цинк и здоровье человека. Оренбург: РИК ГОУ ОГУ,2003.

59.Скальная М.Г., Нотова С.В. Макро-и микроэлементы  в питании современного человека: эколого-физиологическое и социальные аспекты.  М.: «РОСМЭМ»,2004.

60.Скальная М.Г., Скальный А.В., Дубовый Р.М. Химические  элементы-микронутриенты как резерв  восстановления здоровья жителей  России.  Оренбург: РИК ГОУ. ОГУ, 2004.

61.Скальный А.В. Микроэлементозы человека (диагностика и лечение).М.:КМК,2001.-96с.

62.Скальный А. Волосы – ключ к тайнам человеческой индивидуальности.  LesNouvelles Esthetiques.2003;4: 58-60.

63.Тутельян В.А., Спиречев В.Б., Суханов Б.П. Микронутриенты в питании здорового и больного человека. М.:Колос,2002.

64.Гаджигороева А.Г. Миноксидил в лечении алопеции. Вестник  дерматологии и венерологии. 2006;5:87-93.

65.Гаджигораев А.Г. Эффективность  и переносимость препарата  «Регейн» при лечении различных форм  алопеции. Первый Российский конгресс дерматовенерологов: тезисы научных работ. СПб.,1999. 203 с.

66.Мареева Е.Б.  Регейн в терапии облысения. Мареева Е.Б.:  патогенез, клиника, диагностика и терапия ряда дерматозов и некоторых заболеваний, передающихся половым путем. М.:1996;с.69-70.

67.Молчанова О. В. Оптимизация терапии диффузной алопеции и  ониходистрофии на основании и изучении обмена кальция :[автореф. дис. канд. мед. наук].14.00.11. М.,2007.-17с.: Защита 20.02.2008.                                                       

68.Перламутров Ю.Н., Соловьев А.М., Молчанова О.В. Влияния кальция на качество волос и ногтей. Вестник дерматологии и венерологии.2006;4:43-45.

69.Батюк  Л. Современные представления о препаратах и методах применяемых для лечения и профилактики алопеции: ч.1. Косметика и медицина. 2005;6:12-24.

70.Батюк  Л. Современные представления о препаратах и методах применяемых для лечения и профилактики алопеции: ч.2. Иммунологические

аспекты. Косметика и медицина.2006;1:54-63.

71.Верхолгяд И. В., Пинсон И.Я., Олисова О.Ю. Влияние эксимерного лазера на микроциркуляцию кожи головы. Экспериментальная  и клиническая                                                           дерматокосметология. 2010;2:38-41.

72.Кацамбас А.Д., Лотти Т.М. Европейское руководство по лечению дерматологических болезней. М.:МЕДпресс-информ,2009.

73.Лебедюк М.Н., Юрлова Л.В. Сравнительное изучение эффективности лечения хронической телогеновой  алопеции  вобэнзимом и мезотерапией на основании оценки иммунного статуса больных. Дерматология и венерология. 2006;4: 39-43.

74.Нажмутдинова Д.К., Таха Т.В. Алопеция: диагностика и лечение. Медицинский совет.2010;5-6:87-91.                                                      

75.Пономоренко Г.Н. Физиотерапия в косметологии.-СПб.:ВМедА,2002.

76.Татарченко Е.А. Диагностика и лечение выпадения волос. Cosiliummedicum. Дерматология. 2010;18-19.

77.Умеров Ж. Физиотерапия в лечении волос. LesNouvellesEsthetiques. 2003;5:74-76.

78.Unger WP, Cole J. Follicular unit extraction. In Unger WP, Shapiro R(eds). Hair transplantation, 4 thedn.. New York: Marcel Dekker, 2004: 334-337.

79.Sinclair R, Golley D, Mallari R, et  al. The reliability of  horizontally sectioned scalp biopsies in the diagnosis of chronic diffuse telogen hair loss in women. J Am Aced  Dermatol. 2004; 51:189-199.

80.Schweizer I, Langbein L, Rogers MA, et al Hair follicle- specific  keratins and their diseases. Exp Cell Res. 2007; 313: 2010-2020.

81.Unger WP. Correction of cosmetic problems in hair transplanting. In Unger                                WP, ShapitoR(eds). Hair transplantation, 4 thedn. New York: Marcel Dekker, 2004b; 663-687.

82.Павлова О.В. Основы психодерматологии .М.:Издательство ЛКИ,2007.

83.Berthoz S., Hill E.L. Reliability of the Bermond-Vorst Alexithymia Questionnaire. Data from adults with autism spectrum disorder, their relatives and normal controls. European Psychiatry, 2005, v. 20, p. 291—298.

84. Hill E., Berthoz S., Frith U., Brief Report: Cognitive Processing of Own Emotions in Individuals with Autistic Spectrum Disorder and in Their Relatives. Journal of Autism and Developmental Disorders, 2004, v. 34, no. 2, p. 229—235.

85.ГаранянН. Г. Концепцияалекситимии / Н. Г. Гаранян, А. Б. Холмогорова // Журнал социальной и клинической психиатрии. — 2003. — № 1. — С. 128—145.

86.Thunder S. Snow M. Honts C.R . The Zung Self-Rating Depression Scale: convergent validity and diagnostic discrimination. Assesment 2002 Dec;9(4):401-5.

Записаться на первичную консультацию к врачу-трихологу можно по телефону 8(343)378-63-77. Запись производится по адресу: город Екатеринбург, Свердловская область, остановка Мира-Блюхера, Блюхера 45. Стоимость первичной консультации врача трихолога-дерматолога-пластического хирурга + компьютерная микровидео диагностика с трихограммой + люминисцентная диагностика - 2000р. Повторные консультации проводятся бесплатно.

17 Мая 2019

Статья в разработке

06 Мая 2019

Как избежать рецидива выпадения волос.

Чтобы болезнь к вам не вернулась, нужно придерживаться следующих правил:

17 Августа 2018

Темп жизни ускоряется с каждым днем. Проблемы на работе, пробки, домшние задания детей... Все эти мелкие стрессы подрывают здоровье.

Политика конфиденциальности
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика